Меню
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Для души (не хлебом единым жив человек) » Верую » Священники в армии (Полковые священники: история и современность)
Священники в армии
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 18:38:42 | Сообщение # 1










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

ВОЕННОЕ ДУХОВЕНСТВО
Материал из открытой православной энциклопедии "Древо"

Военное духовенство - священнослужители, приписанные непосредственно к воинским частям для духовного окормления военнослужащих.

Уже Карл Великий заботился о том, чтобы при войске находилось достаточное число духовных лиц. С возникновением регулярных армий военное духовенство получило прочную организацию и образовало самостоятельное ведомство.

Военное и морское духовенство в России

Хотя священнослужители с древности сопровождали русские войска в походах, институционально военное и морское духовенство в России стало оформляться лишь в начале XVIII века.

В допетровской Руси духовные лица временно прикомандировывались к полкам патриаршим приказом или непосредственным распоряжением царя. При Петре Великом с 1706 года с приходов стал взиматься особый сбор – подможные деньги в пользу полковых священников и флотских иеромонахов. По Воинскому уставу 1716 года при каждом полку должен был состоять священник, в военное время подчиненный полевому обер-священнику действующей армии, а по Уставу морской службы 1720 года на каждый корабль назначался иеромонах (иногда назначались бессемейные священники из белого духовенства), а во главе морского духовенства ставился обер-иеромонах флота. В мирное время духовенство сухопутных войск находилось в подчинении архиерея той епархии, где был расквартирован полк, т.е. не было объединено в особую корпорацию.

Положение военного духовенства стало постепенно улучшаться после того как Екатерина II повелела строить специальные церкви для гвардейских полков, а также предоставила военным священникам право получения побочных доходов от треб для гражданского населения.

По Воинскому уставу 1797 года во главе всего военного и морского духовенства был поставлен обер-священник армии и флота которому было поручено «главное начальство» над полковыми священниками в административном и судебном отношениях. Первый обер-священник армии и флота протоиерей П. Я. Озерецковский имел право прямого доклада императору, минуя Синод, а также право непосредственного сношения с епархиальными архиереями.

В 1801 году, по смерти императора Павла I, военное и морское духовенство было лишено автономии и подчинено Синоду. Для военного духовенства было установлено регулярное жалованье с начислением пенсии после 20 лет службы, что значительно повысило уровень содержания военного духовенства по сравнению с приходским.

С 1801 по 1819 год существовала особая армейская семинария для подготовки военного и морского духовенства.

В 1816 году была учреждена должность 2-го обер-священника для Главного штаба Его Величества и гвардии (с 1844 года - Главного штаба, гвардии и гренадеров), в 1840 году – 3-го обер-священника Особого Кавказкого корпуса, которому с 1846 года подчинялись также церкви казачьих линейных войск на Северном Кавказе (в 1867 году последние перешли в ведение епископа Ставропольского и Кавказского).

В соответствии с именным указом Николая I от 6 декабря 1829 года должность полкового священника приравнивалась к чину капитана. Правовое положение военного и морского духовенства оставалось достаточно неопределенным до конца царской России: неоднократно законодательно прописанное двойное подчинение военных и морских священников своему духовному начальству и военному командованию, в ведении которого состояло окормляемое конкретным священником подразделение, не было разъяснено ни в одном из нормативных документов.

В 1853 году обер-священники по своим административным полномочиям были фактически уравнены с епархиальными архиереями: им была предоставлена известная дисциплинарная власть над военными священниками, а также право назначать и увольнять священно- и церковнослужителей военного ведомства без особого разрешения Синода. Ведомство обер-священников расширялось путем присоединения к нему значительною числа неподвижных церквей, прежде состоявших в ведении епархий. В 1858 году все обер-священники были переименованы в главных священников.

В 1883-1888 годах произошло объединение военного и морского духовенства под управлением одного главного священника.

Правовое и материальное положение военного и морского духовенства регулировалось высочайше утвержденным 21 декабря 1887 года Положением о новых служебных правах и окладах содержания военному духовенству. Главный священник (протопресвитер) был приравнен к генерал-лейтенанту, протоиерей – к полковнику (до этого времени они имели права генерал-майора и майора соответственно). Полковой священник получил практически полный капитанский рацион: жалованье в сумме 366 рублей в год, столько же столовых, не считая других видов довольствия. За выслугу устанавливались прибавки к жалованью: за 10 лет службы в военном ведомстве – 25 % от жалованья, за 20 лет – половина жалованья. Военному и морскому духовенству предписывалось безвозмездно совершать все требы для чинов своего полка.

12 июня 1890 года высочайше утверждено Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств. Учреждалось звание протопресвитера военного и морского духовенства, в ведении которого находились все церкви полков, крепостей, военных госпиталей и учебных заведений, за исключением Сибири, где дальность расстояний делала неизбежным их подчинение епархиальным архиереям. При протопресвитере учреждалось духовное правление, которое играло ту же роль, что духовная консистория при епархиальном архиерее, в подчинении правлению стоял разветвленный управленческий аппарат, существенно усложнившийся в годы Русско-Японской и Первой Мировой войн. Таким образом, протопресвитер был во многих отношениях уравнен в правах и функциях с епархиальными архиереями. Однако, его ведомство, в отличие от епархий, не имело постоянной и обозримой территории, а представители военного и морского духовенства были поставляемы в сан ближайшими епископами, поскольку протопресвитер, не будучи архиереем, не имел права совершать хиротонию, он лишь избирал кандидатов. Также епархиальные архиереи имели право надзора за военным и морским духовенством, служившим в пределах их епархий, осуществляли церковный суд над военными священниками.

В 1899 году был введен образовательный ценз для Военного и морского духовенства – в ведомство протопресвитера брали лишь лиц с академическим образованием или окончивших семинарию по первому разряду.

1-11 июля 1914 года в Санкт-Петербурге проходил 1-й Всероссийский съезд военного и морского духовенства с участием 49 священников. В июле 1917 года на 2-м съезде был утвержден принцип выборности всех лиц управленческого аппарата.

В случае необходимости в царской России в воинские части назначались римо-католические священники (капелланы, состоявшие в ведении адм. декана), евангелические пасторы, мусульманские муллы (особенно в казачьих землях) и представители буддийского духовенства.

16 января 1918 институт военного и морского духовенства в русской армии был ликвидирован приказом Народного Комиссариата по военным делам. Из армии было уволено 3700 священников.

Статистика

1891

Ведомство протопресвитера военного и морского духовенства включало:
соборов – 12; цервей – 806 полковых, 12 крепостных, 24 госпитальных, 10 тюремных, 6 портовых, 3 домовых, и 34 при разных учреждениях. Всего – 907 храмов.
Протопресвитер – 1, протоиереев - 106, иереев – 337, протодиаконов – 2, диаконов – 55, псаломщиков – 68. Всего– 569 духовных лиц, из которых 29 закончили духовные академии, 438 - духовные семинарии, а 102 имели училищное и домашнее образование.

Периодические издания

«Вестник военного духовенства», журнал (с 1890 года; в 1911-1917 годах – «Вестник военного и морского духовенства», в 1917 году – «Церковно-общественная мысль. Прогрессивный орган военного и морского духовенства»).

Главенство

Обер-священники армии и флота

Павел Яковлевич Озерецковский, прот. (1800-1807)
Иоанн Семенович Державин, прот. (1804-1826)
Павел Антонович Моджугинский, прот. (1826-1827)
Григорий Иванович Мансветов, прот. (1827-1832)
Василий Иоаннович Кутневич, протопр. (1832-1858)

Главные священники армии и флота

Василий Иоаннович Кутневич, протопр. (1858-1865)
Михаил Измаилович Богословский, прот. (1865-1871)
Петр Евдокимович Покровский, прот. (1871-1888)

Протопресвитеры военного и морского духовенства

Александр Алексеевич Желобовский, протопр. (1888-1910)
Евгений Петрович Аквилонов, протопр. (1910-1911)
Георгий Иоаннович Шавельский, протопр. (1911-1918)

Литература

Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству Православного исповедания Российской империи: Царствование государя императора Николая I, Пг., 1915, т. 1.
Положение об управлении церквами и духовенством воен. и мор. ведомств, СПб., 1890.
Приказы по военному ведомству, СПб., 1890, № 208.
Приказы Народного комиссариата по военным делам, Пг., 1918, № 39.
СВП. 1859 г., СПб., 1859, ч. I, кн. I.
Невзоров Н., Исторический очерк управления духовенством военного ведомства в России, СПб., 1875.
Барсов Т. В., Об управлении русским военным духовенством, СПб., 1879.
Барсов Т. В., Новое положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств, СПб., 1893.
Боголюбов А., Очерк из истории управления военным и морским духовенством в биографиях главных священников его за время с 1800 по 1901 г., СПб., 1901.
«Управление церквами и православным духовенством военного ведомства: Исторический очерк», Столетие военного министерства. 1802-1902, СПб., 1902, т. 13.
Ласкеев Ф., К 50-летнему юбилею священнослужения протопресвитера военного и морского духовенства А. А. Желобовского, СПб., 1909.
Цитович Г. А., Храмы армии и флота: Историко-статистическое описание, Пятигорск, 1913.
Смирнов А. В., История флотского духовенства, СПб., 1914
Шавельский Г. И., протопр., Воспоминания последнего протопресвитера армии и флота, Нью-Йорк, 1954 (репринт М., 1996), т. 1-2.
История флотского духовенства: Сборник статей, М., 1993.
Православие, армия и флот России: Сборник статей, СПб., 1996.
Байбаков А. В., Православное духовенство русской армии и флота: Вторая половина XIX - начало XX века, М., 1997.
Нечаева М. Ю., сост., Христианская периодика России конца XVIII-XX вв.: Каталог изданий, Екатеринбург, 2000.
Государственность России: Словарь-справочник, М., 2001. кн. 4, с. 291-292, 331.

Использованные материалы

Ионов А. С., «Военное и морское духовенство», База знаний Ассоциации, Международная Военно-Историческая Ассоциация:
http://www.imha.ru/lore/article.php?id=059.
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
http://www.workmach.ru/word_22275.html
Адрес оригинала статьи: http://drevo-info.ru/articles/4753.html

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 18:59:33 | Сообщение # 2










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

Полковой священник
- главный организатор духовного, нравственного и патриотического воспитания военнослужащих русской армии
История государств и народов от древнейших времен и до настоящих дней доказывает, что никогда не существовало ни одного племени и ни одной общины, которые не исповедовали бы какой-нибудь религии, и что религиозно-нравственные принципы для всех собирателей государств и законодателей служили необходимым основанием законов, издаваемых ими. Отсюда ясно, что потребность в религии прирождена человеку, что религия есть необходимейшее основание истинной нравственности.
Каждый человек ежеминутно сталкивается с самыми разнообразными, хорошими или дурными, поступками окружающих и сам поступает так или иначе в зависимости от характера, привычек, понятий, силы воли, обстоятельств и прочего. Что же ему помогает сделать выбор между хорошим, похвальным и противным нравственности, преступным? Прежде всего, конечно, совесть, обычаи, законы и т. д. Но закон всегда очень краток, сух, доступен далеко не каждому и не всегда, он говорит более уму, чем сердцу, и не столько наставляет на добрые дела, сколько воспрещает и карает различные проступки и преступления; к исполнению же своих требований он представляет только некоторые внешние побуждения, но не дает человеку никаких сил к исполнению этих требований.
Другое дело - религия. Она возбуждает в человеке добрые чувства, обнимает все духовные силы человека и, делая его причастным Божественной силе, помогает ему исполнять нравственные требования. Она наставляет колеблющегося, утешает горюющего, подкрепляет ослабевающего, подавая ему необходимые силы к исполнению его долга.
Православная вера тысячу лет поддерживала русских людей, помогала им выстоять в труднейших обстоятельствах, была духовным фундаментом Российского государства и его могучей армии.
Для русского крестьянина (а основная масса солдат русской армии была из крестьян), вследствие его недостаточной образованности, мало доступными были писаные законы, но он имел доброе, мягкое и отзывчивое на все хорошее сердце, был истинно верующим человеком.
Чем самоотверженнее деятельность, тем выше и благороднее должен быть сам деятель. Какая же деятельность выше и самоотверженнее деятельности военнослужащего? Он, готовясь к войне, отрекается от семьи и даже от собственной воли. На самой же войне безвестно трудится и часто умирает, иногда мучительно. Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин. 15, 13). Вот эту-то готовность положить жизнь за други своя и нужно было воспитать в солдате, чтобы он оказался на высоте своего призвания. Надо было так воспитывать его, чтобы он сознательно и с охотой шел на требуемую от него святую жертву. А этого никогда не достигнут никакие уставы, инструкции и правила без помощи Православной Церкви, потому что они не столько воспитывают, сколько обогащают ум и память практическими сведениями по службе.
Одна православная вера может внушить ему понятие о важности и святости его долга и пробудить в нем стремление стать на высоте своего призвания.
Будучи крестьянином, то есть состоя в самом тесном общении с природою, будущий солдат привыкал все свои надежды и упования возлагать на Бога, ее Творца, просить Его помощи, искать у Него защиты. И вот такого человека отрывали от обстановки, с которой он сроднился, отрывали от семьи, друзей и привычного ему дела, помещали в чуждую ему обстановку, полностью меняя его окружение (часто солдаты попадали на окраины России - в среду людей другой веры). Все им было чуждо, дико и странно. Тяжелые думы о былом не давали покоя, зачастую одолевала тоска по родине. Где солдату искать поддержки и утешения? Он находил их у полкового священника.
Если в такое время солдат слышал слово Божие, то в нем пробуждалось сознание и понимание недопустимости безнравственных и тем более преступных поступков.
Все сказанное о новобранцах в полной мере относится и к старослужащим: слово Божие, вовремя услышанное, очень многих удерживало от дурных поступков, а следовательно, значительно поднимался нравственный уровень армии.
Таким образом, богослужения и религиозно-нравственные беседы были необходимы, чтобы, с одной стороны, внушить солдату понятие о величии и святости его призвания и деятельности как защитника веры, царя и Отечества, а с другой - чтобы умирить его душевные томления, нравственно его успокоить и тем удержать от дурных поступков. Кто же лучше может объяснить смысл слова Божия и достигнуть желаемых результатов, как не тот, кто с молодых лет готовился посвятить себя этому делу, кто был призван к тому священным саном? Священник мог глубоко заглянуть в душу солдата, избрав для этого удобный, подходящий случай, и образумить и наставить заблуждающегося. Поэтому и были введены в русской армии штаты православного духовенства, а также представителей других религий.
Русские воины шли в бой с неприятелем, воодушевляясь любовью к Богу, к своему народу и Отечеству. Так, в 1380 году князь Димитрий Донской получил благословение на Куликовскую битву у святого Игумена Земли Русской Сергия Радонежского. Позднее утвердился русский воинский призыв: "За веру, Царя и Отечество". Юридическое закрепление места военного духовенства в русской армии произошло при Петре I. По Уставу воинскому 1716 года, при каждом полку должен был состоять священник, а указом 1719 года повелено было на каждом корабле военно-морского флота иметь по одному иеромонаху1.
На флоте корпус священников возглавлял обер-иеромонах. В сухопутных войсках в мирное время полковые священники оставались в ведении местных епархиальных архиереев. В военное время в русской армии предписывалось назначать особых обер-полевых священников. Впервые обер-полевые священники были назначены в 1746 году. Указом Павла I от 4 апреля 1800 года должность обер-полевого священника была сделана постоянной и ему было поручено "главное начальство" над полковыми священниками. Первым в 1807 году эту должность занял протоиерей Павел Яковлевич Озерецковский.
С 1812 года в русской армии начинают формироваться особые корпуса, способные в течение длительного времени вести самостоятельные боевые действия. В составе штаба такого корпуса предусматривалась должность корпусного священника, наделенного правами полевого обер-священника действующей армии.
В 1815 году при образовании Главного штаба армии в его штат была введена должность обер-священника с подчинением ему духовенства гвардии и гренадерского корпуса. Назначения на эту должность производились непосредственно Императором. Обер-священники армии и флота назначались по представлению Святейшего Синода. В полномочия обер-священников входило:
- руководство всеми церквами и духовенством военного и морского ведомств;
- посещение школ солдатских детей и учебных команд при полках;
- руководство благотворительными учреждениями при церквах военного и морского ведомств;
- ежегодное представление Святейшему Синоду отчетов о состоянии вверенного ему управления в соответствии с указами Святейшего Синода от 31 декабря 1837 года, 21 октября 1847 года, 13 марта 1862 года и 17 декабря 1867 года;
- избрание кандидатов и представление их местным архиереям для канонического утверждения и рукоположения лиц, еще не посвященных в пресвитерский и диаконский сан, а для священнослужителей, перемещаемых в другие части, - получение на то разрешения местного архиерея;
- назначение псаломщиков в военные соборы и церкви;
- назначение в соборы и церкви гвардейского корпуса преимущественно заслуженных протоиереев и священников;
- разрешение спорных вопросов, возникающих между военным начальством и военными священниками при исполнении церковно-богослужебных обязанностей2.
В 1816 году при формировании большой действующей армии был образован штаб отдельного Грузинского корпуса. По представлению командира корпуса генерала от инфантерии Ртищева корпусным священником был утвержден протоиерей Грузинского гренадерского полка Авраамов, ставший, таким образом, первым корпусным священником.
В 1840 году, согласно высочайше утвержденному предложению Святейшего Синода, начальствующему над военным духовенством отдельного Кавказского корпуса духовному лицу присваивалось звание обер-священника. В частях корпуса служили 47 армейских священников, что требовало оперативности в управлении и координации их деятельности. С переименованием корпуса в Кавказскую армию в штате ее Главного штаба предусматривалась должность обер-священника Кавказской армии (с 1858 года - главный священник Кавказской армии).
Административное положение протопресвитера военного и морского ведомств было вполне аналогично положению епархиальных Преосвященных с некоторыми лишь исключениями. При протопресвитере учреждалось особое духовное правление, состоящее из присутствия и канцелярии, определяющихся штатами (9 марта 1892 года). Правление это руководствовалось уставом духовных консисторий.
И к началу XIX века сформировалась структура духовной службы в русской армии. Схематично это выглядело следующим образом:
Протопресвитер военного и морского духовенства
|
Главные священники округов
|
Главные священники армий
|
Дивизионные, бригадные, гарнизонные благочинные
|
Полковые, госпитальные и тюремные священники
Таким образом, институт военного духовенства обретал всеболее четкую структуру, свою иерархию, обусловленную спецификой деятельности, а военные священники стали носителями славных традиций русской армии и Русской Православной Церкви.
При штабах военных округов и армий, как уже было сказано, существовали главные священники. Обычно это были штатные протоиереи, приравненные в правах к полковникам.
Местные вспомогательные органы управления военным духовенством возглавлялись благочинными, которые служили посредниками в отношениях между высшей военно-духовной властью и подчиненным военным духовенством. Это последнее состояло из полковых священников и священников других армейский частей и учреждений с пополненным по штатам причтом. В обязанности дивизионных благочинных вменялось:
- наблюдение за церквами и духовенством войск, входящих в состав дивизий;
- посещение подведомственных ему церквей не менее одного раза в год;
- проверка церковного имущества по описям, приходно-расходных книг и всех церковных документов;
- наблюдение за преподаванием Закона Божия и успехами учащихся в полковых школах;
- разборка взаимных споров и жалоб членов причта, жалоб военных и светских лиц на полковых священно- и церковнослужителей;
- при необходимости - внушения и замечания виновным подведомственным ему священно- и церковнослужителям, а также их женам и детям;
- предварительный просмотр подготовленных полковыми священниками поучений, предназначенных к произнесению в церквах при полковых праздниках и других торжественных для полка случаях.
Дивизионные, бригадные и гарнизонные благочинные не назначались, а избирались на собраниях духовенства гарнизонов.
Наиболее многочисленный отряд военного духовенства представляли полковые священники, которые приравнивались к офицерам в звании капитана. Солдаты обязаны были отдавать им честь и называть их "Ваше благородие". К концу XIX века в русской армии и на флоте насчитывалось около 5 тысяч лиц из числа военного духовенства. Департаменту военных священников были подчинены 24 военных собора, сотни церквей (437 полковых, 13 крепостных, 32 госпитальные, 17 тюремных, 33 судебные и так далее), а также целый ряд лечебных, учебных и прочих богоугодных заведений.
Численный состав священников в русской армии определялся штатами, утвержденными военным министром. Так, например, по штатной ведомости Драгунского полка шестиэскадронного состава, а также всех четырех Драгунских полков отдельного Кавказского корпуса (Драгунский Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича, Северский Драгунский, Драгунский Его Королевского Высочества Наследного Принца Вюртемберского, Переяславский Драгунский), утвержденной 19 марта 1856 года Императором Александром II, в штате каждого из названных полков предусматривался полковой священник и двое церковнослужителей.
Приказом военного министра N 163 от 26 июля 1856 года вводились штаты 10 полков Лейб-Гвардии: Преображенского, Семеновского, Измайловского, Гатчинского, Московского, Гренадерского, Павловского, Финляндского, Литовского, Волынского3.
Этими штатами определялось наличие в каждом полку одного священника с годовым окладом в 253 рубля 50 копеек, а также двоих церковников и денщика для священника. Для сравнения, годовой оклад поручиков составлял 307 рублей 05 копеек.
Приказом военного министра N 163 от 26 июля 1856 года эти штаты вводились в драгунских и других полках.
В книге VII Свода военных постановлений 1869 года издания 1907 года мы находим общие обязанности военных священников, состоящие из 19 пунктов4. Основными из них являлись:
- в строго назначенное время совершение в полковой церкви богослужений во все воскресные и праздничные дни;
- по соглашению с полковым начальством подготовка военнослужащих к исповеди и принятию Святых Таинств с помощью поучений и внебогослужебных собеседований;
- совершение Таинств и молитвословий для военнослужащих в церкви и их домах;
- подготовка церковного хора для пения при богослужениях;
- ведение бесед, наставление воинов в истинах православной веры и правилах благочестия, назидание и утешение болящих в лазаретах;
- преподавание Закона Божия в полковых школах, солдатским детям, учебным командам (с согласия военного начальства они могли устраивать внебогослужебные беседы и чтения).
Во время проведения мобилизации и во время военных действий военные священники обязаны были следовать по назначениюс воинскими частями и находились в безусловном подчинении военному командованию.
К военным священникам традиционно предъявлялись высокие требования и далеко не каждый священник, пожелавший идти по этому тернистому пути, мог нести пастырское служение в русской армии. Преподаватель военного училища священник А. М. Иванцов-Платонов, выступая с напутственным словом к воспитанникам третьего выпуска Александровского военного училища, подчеркивал, что "недостаточно, чтобы у сеятелей знания всегда семя было хорошее и чистое, нужно еще иметь опытность, чтобы сеять всегда сколько нужно, в своем месте и в свое время, применительно к почве, на которой сеется"5.
Несмотря на скромное материальное содержание, на суровость военной дисциплины, на вечное скитальчество, соединенное нередко с потерей личного имущества, разлукой с семьей (во время войны и лагерных сборов), а при перемене климата - и с ущербом для здоровья, жизнь военного священника представлялась епархиальному духовенству привлекательной. Главные священники, особенно во второй половине XIХ века, осаждались многочисленными прошениями лиц из епархиального духовенства о принятии их в военное ведомство, что можно объяснить характером и духом тех начал, на которых поставлено было управление духовенством этого ведомства в лице главных священников.
Главные священники считали одной из первых своих обязанностей удовлетворение нравственных нужд подчиненного духовенства, которое благодаря этому высоко смотрело на свое призвание и отвечало своей жизнью и поведением всем условиям достойных пастырей. Поднятию уровня деятельности военных священников и их влияния на личный состав армии и флота способствовало в то время и то обстоятельство, что немало являлось лиц с высшим академическим образованием, желавших поступить на службу в военно-духовноеведомство. Для выходцев из духовенства, вытесняемых из епархий за нарушение церковной дисциплины, переход на службу в военное ведомство, "сделался совершенно невозможным"6.
Обращает на себя внимание тот факт, что материальное положение военного духовенства составляло предмет постоянных попечений главных священников, которые использовали для улучшения этого положения самые разнообразные средства. Кроме представлений на имя военного руководства о прибавке жалованья священникам, они изыскивали и другие законные способы, которые могли бы улучшить положение подведомственного им духовенства, как-то:
1) ходатайствовали о прибавке содержания из церковной суммы;
2) ходатайствовали о выдаче единовременных пособий;
3) ходатайствовали о повышении пенсий армейским священникам, прослужившимв армии безупречно более 20 лет7;
В начале 1860-х годов была устроена богадельня для духовных лиц гвардейского ведомства, уволенных со службы по болезни или возрасту, а также для их вдов и сирот.
Присоединение военных священников к военной эмеритуре было утверждено 18 сентября 1674 года. Священнослужители православного духовенства военно-сухопутного ведомства были допущены с 1 января 1875 года к участию в эмеритальной кассе ведомства на основании правил, высочайше утвержденных 22 мая 1871 года.
В военное время роль военного священства становилась еще важнее и ответственнее, а вместе с тем и плодотворнее. Такой ее делала сама обстановка военного времени. Огромная напряженность военной работы в боевой обстановке требовала духовной поддержки для воинов со стороны пастыря Церкви. Постоянная опасность, близость смерти переносят мысли воина к вопросам вечности, смысла человеческого бытия.
Главной задачей священника в военное время, кроме совершения богослужений и треб, было влияние на свою паству личным примером, твердостью духа в сложнейших ситуациях, стойкостью в исполнении воинского долга. "Полковой священник принимает на себя особенную чрезвычайную миссию во время сражения русского воинства с неприятелем. Священник должен запастись самоотвержением, чтобы, стоя в пылу битвы, быть способным поддерживать в армии надежду на помощь Божию и свои собственные силы, вдохнуть в нее патриотический героизм к Царю и Отечеству", - писал Николай Невзоров8.
Подобному воодушевлению, по словам великих полководцев, приписываются три четверти влияния на победу. Многие из священников, понимая важность такого воодушевления, брали на себя эту святую обязанность.
В бою место нахождения полкового священника должно было быть на передовом перевязочном пункте, где скапливались раненые, нуждавшиеся в моральной поддержке и медицинской помощи. Поэтому от священника требовалось помимо выполнения своих прямых функциональных обязанностей уметь выполнять обязанности медперсонала9.
Русская Православная Церковь, понимая, что исход войны, любого сражения зависит в основном от воли Божией, вменяла в обязанность военным священникам непрестанную молитву о даровании победы русскому оружию.
Убежденный, что молитва, привлекая к себе помощь Божию, укрепляет человека и сильно поднимает его дух, А. В. Суворов ни одной битвы не начинал и не оканчивал без молитвы. Перед битвой, помолясь Богу и "благословив всех, он кратко, но сильно напоминал всем обязанности перед Богом, Царем и Отечеством"10. Особенной торжественностью отличалось богослужение после победы. "Каждую победу, каждую удачу приписывал он Подателю всех благ и тотчас спешил в церковь, где на клиросе пел с певчими и читал Апостол"11.
В своем дневнике 29 ноября 1877 года граф Д. А. Милютин приводит такой эпизод из русско-турецкой войны: "Подъезжая к Плевне, Государь был встречен Великим князем - Главнокомандующим - со всей его свитой. Оба брата обнялись сердечно: Государь надел на Великого князя ленту Георгиевского ордена, тут же объявил о наградах генералам Непокойчицкому, Тотлебену, князю Имеретинскому, Левицкому, князю Масальскому и послал Георгиевские кресты главным начальствующим лицам гренадерского корпуса, которому досталась главная роль во вчерашнем бое.
Тут же, на высоте, в виду Плевны, отслужено было молебствие. Погода поправилась, даже выглянуло солнце. К молебствию подошли некоторые из ближайших частей войск. Они провели более суток в поле, почти без пищи; несмотря на то, шли бодро и имели воинственный вид"12.
В случаях необходимости, когда того требовали обстоятельства, полковые священники находились и среди сражающихся. Примеров тому из истории русской армии можно привести великое множество. Нельзя не упомянуть в связи с этим об эпизоде во время штурма Измаила, характеризующем полковых священников и их значение в боевой обстановке. На 4-ю и 5-ю колонны, состоявшие из казаков, турками была совершена молниеносная атака. Казаки попятились назад, не выдерживая натиска противника. А. В. Суворов на помощь им прислал подразделения пехоты и кавалерии. Один из батальонов Полоцкого полка, двинувшись в штыки на турок, потерял своего командира, солдаты заколебались, пришли в замешательство... это видит полковой священник, воспламеняется мужеством, высоко поднимает крест с изображением Искупителя, обещает им верную победу и, указывая путь к ней, бросается на сабли турок. Воспламененному этим мужеством солдату уже ничто не может противиться, неудержимо стремятся они вперед, и все падает под их штыками"13.
"К рассвету весь вал был в наших руках и войска, перегруппировавшись, начали еще более трудное дело - уничтожение турецких войск внутри города, так как последние, ожесточившись, отдавали каждый клочок земли только ценою смерти. Из всех защитников Измаила было убито 30 860 человек и взято в плен 9000 "14.
На другой день было торжественное молебствие, которое служил герой-священник Полоцкого полка. Салютом из взятых орудий и благодарными речами А. В. Суворова к своим чудо-богатырям закончилось это торжество. Так пала последняя твердыня турок на Дунае. Путь к Балканам был открыт.
Еще примеры. Иеромонах Иоанникий (Добротворский) с первых дней осады Севастополя постоянно был в траншеях, ежедневно обходил батареи с крестом в руках, вдохновляя солдат на подвиги. В ночь со 2 на 3 марта 1855 года в составе одного из батальонов Камчатского полка он участвовал в ожесточенном бою, ободряя своим словом и примером солдат, напутствовал умирающих, утешал и перевязывал раненых. Среди трупов вражеских солдат пастырь усмотрел офицера, притворившегося мертвым, которого пленил и сдал военному начальству.
За отличие и мужество иеромонах был награжден золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте.
Немало военных пастырей сложили свои головы при обороне Севастополя, напутствуя умирающих, погребая убитых, при совершении богослужений на бастионах и в лазаретах, при оказании помощи раненым и больным. Их имена были сохранены в летописи архивов Духовного правления и церквей Севастополя. Священник Минского пехотного полка Иоанн Еланский скончался в момент напутствия умирающих на перевязочном пункте. Священник того же полка Василий Дубневич погиб при исполнении обязанностей на своем посту. Его судьбу разделили священники Московского пехотного полка отец Виктор Грачев, Низовского пехотного полка отец Михаил Розанов, Углицкого егерского полка отец Афанасий Никольский, Белостокского пехотного полка отец Григорий Судковский, Смоленского пехотного полка отец Илия Терлицкий и многие другие.
Из двухсот военных священников - участников Крымской войны двое были награждены офицерским орденом святого великомученика Георгия Победоносца IV степени, 58 - золотым крестом на Георгиевской ленте, 5 - золотым наперсным крестом из кабинета Его Императорского Величества, 29 - золотым наперсным крестом от Святейшего Синода, столько же - орденами святого Владимира III и IV степеней15.
Военные пастыри были верны доблестным традициям армейского и флотского духовенства и в последующих войнах и кампаниях. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов отличился священник 160-го пехотного Абхазского полка 40-й пехотной дивизии Феодор Матвеевич Михайлов. Во всех сражениях, в которых принимал участие полк, отец Феодор находился в передовых цепях.
Своей необычайной храбростью священник Феодор Михайлов был известен всему отряду, действовавшему на кавказско-турецкой границе. После каждого сражения между солдатами полков отряда велись разговоры об этом удивительно бесстрашном старичке. За отличие в боях с турками при блокаде города Эрзерума он был произведен в сан протоиерея, кроме того, был награжден орденами святой Анны II степени с мечами, святого Владимира IV степени с мечами и золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Различных медалей и крестов отец Феодор имел так много, что по своей скромности стеснялся ходить по городу в полной форме.
Мужество при выполнении пастырского долга в ходе русско-турецкой войны проявил также протоиерей Доримедонт Петрович Поповицкий, священник 13-го лейб-гренадерского Эриванского полка (старейшего полка в Русской армии), который был ранен в грудь в момент напутствия умирающего воина на поле брани.
В Ахалтекинской экспедиции 1881-1882 годов "за мужественное поведение в боях по ходатайству генерал-адъютанта М. Д. Скобелева золотым крестом на Георгиевской ленте были награждены священники Михаил Жигунов и Димитрий Гачечиладзе"16.
К концу ХIX столетия за воинские подвиги были награждены сто одиннадцать духовных лиц.
Деятельность военного духовенства была многогранной. Так, в ряду мер, принятых в армии, в том числе и в войсках Петербургского военного округа, для утверждения православной веры и нравственности среди нижних чинов, нельзя не отметить устройство военных кладбищ и погребение нижних чинов с должными воинскими почестями.
Особые условия квартирования большей части войск Петербургского военного округа делали вопрос о военных кладбищах весьма важным, а вместе с тем и крайне сложным, однако после значительной предварительной работы в конце концов удалось разрешить его самым благоприятным образом.
6 июня 1887 вода по приказанию Его Императорского Высочества Главнокомандующего войсками вышло распоряжение по округу об устройстве военных кладбищ и о придании похоронам нижних чинов большей торжественности, а именно признано было крайне необходимым дать похоронам нижних чинов такую обстановку, при которой умершему солдату не только воздавалась бы присущая высокому званию воина честь при точном соблюдении церковного обряда отпевания, отводе на кладбище приличного места и соответствующего устройства могилы, но и чтобы имя покойного нескоро забывалось его ближайшим начальством и товарищами.
Назначены были временные попечители военных кладбищ, начальники отдельных частей войск, на которых было возложено исполнение всех общих обязанностей, вызываемых устройством кладбищ, установлением за ними надзора и поддержание благоустройства, приняв "к руководству установленный ранее по приказанию Его Императорского Высочества порядок на Красносельском военном кладбище..."17.
В развитие идеи главнокомандующего о благоустройстве военных кладбищ на них постепенно начали сооружать часовни на средства, жертвуемые как войсковыми частями, так и частными благотворителями, закладка и освящение которых происходили всякий раз при особой торжественной обстановке с участием представителей от квартирующих войск. Таким образом 17 июня 1887 года в присутствии Его Императорского Высочества Главнокомандующего войсками происходила закладка часовни на Царскосельском военном кладбище.
18 июня в Кронштадте последовало "освящение часовни на устроенном там на косе острова Котлина военном кладбище в присутствии главного командира Кронштадтского порта и военного губернатора и представителей от сухопутных и морских частей местного гарнизона"18.
Нет сомнения, что такое внимание главнокомандующего к исполнению последнего долга по отношению к умершим нижним чинам чутко отзывалось в сердце русского православного солдата и имело самое благоприятное влияние на весь внутренний строй жизни высочайше вверенных Великому князю войсковых частей Петербургского военного округа.
С тех пор военные кладбища отличались своим благоустройством и порядком, что было особенно характерно для кладбища гвардейских полков и частей Петербургского округа. Кроме того, по распоряжению протопресвитера отпевание умерших военнослужащих и проводы тела должны были совершаться самими военными пастырями, а не наемными.
В 1858 году обер-священники стали именоваться главными священниками. Во второй половине XIX века вследствие реформ, проводимых в войсках, в том числе и церковной реформы, и, что особенно важно, в результате введения всесословной воинской повинности, когда на службу стали призывать граждан из привилегированных сословий, с высшим образованием, требования к личностным качествам военного пастыря значительно возросли. Поэтому военное ведомство прикладывало все силы, чтобы привлечь в ряды военного духовенства лучших выпускников Духовных семинарий и получивших высшее богословское образование в Духовных академиях. Таким образом, обострилось противоречие между социальной ролью военных пастырей и их социальным статусом. Разрешить эту проблему можно было лишь целым рядом мер экономического, правового и организационного характера на уровне правительства.
С этой целью в 1885 году на основании отзывов, полученных от командующих округами и начальников главных управлений, Главный штаб приступил к разработке комплекса мероприятий по реализации проекта по повышению служебных прав военного духовенства. Инициатива возбуждения этого вопроса, так же как и авторство первоначального проекта, принадлежала протоиерею Санкт-Петербургского клинического военного госпиталя Алексию Ставровскому, который представил проект на рассмотрение своего ближайшего начальника - главного священника армии и флота протоиерея П. Е. Покровского еще 13 марта 1883 года. Главный священник со своей стороны ходатайствовал по существу представленных предложений перед Главным штабом.

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 19:37:01 | Сообщение # 3










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

Полковой священник
Окончание
На основании положения Военного совета и мнения Государственного совета, высочайше утвержденных соответственно 24 июля и 21 декабря 1887 года, духовенству в войсках, управлениях и учебных заведениях военного ведомства предоставлялись новые права и льготы по следующим рангам:
1. Главному священнику гвардии и гренадер, армии и флота - по сравнению с генерал-лейтенантом и жалованье в размере 1356 рублей в год;
2. Главному священнику Кавказского военного округа - по сравнению с генерал-майором и жалованье в размере 1017 рублей;
3. Штатному протоиерею (настоятелю военного собора) и протоиерею благочинному - по сравнению с полковником и жалованье в размере 687 рублей в год;
4. Нештатному протоиерею и священнику благочинному - по сравнению с подполковником и жалованье в размере 531 рубль;
5. Священнику - по сравнению с капитаном, ротным командиром и жалованье в размере 366 рублей;
6. Диакону штатному и нештатному - по сравнению с поручиком и жалованье в размере 312 рублей;
7. Штатному псаломщику (из духовного звания) - по сравнению с подпрапорщиком и жалованье в размере 240 рублей.
Положением предусматривались также надбавки к жалованью за выслугу 10 и 20 лет в ведомстве главного священника гвардии и гренадер, армии и флота.
Наряду с улучшением материального положения военного духовенства была осуществлена реформа военно-духовной администрации. По настойчивым требованиям Святейшего Синода, при поддержке со стороны главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа Великого князя Владимира Александровича был создан единый орган управления на основании Положения об управлении церквами и духовенством военного ведомства, которое было высочайше утверждено 12 июня 1890 года. Согласно положению, заведование всеми церквами православным духовенством военного ведомства, а также состоящими при этих церквах благотворительными учреждениями с их капиталами вверялось особому духовному лицу - протопресвитеру военного и морского духовенства.
Процедура назначения нового протопресвитера была следующей. Главнокомандующий Петербургского военного округа сначала осведомлял о кандидатуре Государя, получал его одобрение, а затем письменно просил военного министра ходатайствовать о новом назначении перед Святейшим Синодом. Назначение Святейшего Синода утверждалось Императором.
Протопресвитеру предоставлялись определенные права:
1. По избранию, назначению и увольнению должностных лиц духовного управления, а также священно- и церковнослужителей военного ведомства;
2. По представлению их к наградам и по наложению на них дисциплинарных взысканий;
3. По расходованию церковных сумм.
Кроме того, протопресвитеру предоставлялось право контролировать деятельность подведомственных ему церквей и посещать находящиеся при войсковых частях школы солдатских детей и учебные команды.
При протопресвитере военного и морского духовенства было создано духовное правление, состоящее из присутствия и канцелярии. Присутствие и канцелярия осуществляли все делопроизводство ведомства.
Наряду с ростом числа полковых храмов расширился количественно и рос в качестве корпус военного духовенства. На празднике столетнего юбилея военно-духовного управления начальник Главного штаба генерал-лейтенант В. В. Сахаров отмечал: "Военное духовенство всегда находилось и находится на высоте своего призвания, безупречно исполняя свои обязанности, о чем свидетельствуют единогласные отзывы начальников отдельных воинских частей. Мало того, военное духовенство нередко показывало примеры мужества, рыцарской храбрости во время боевых действий, а главное, словом увещания, речью от чистого сердца и добрым личным поведением научало солдатика безропотно переносить все тяжести доходной службы, а на войне храбро сражаться и побежденного врага щадить".
Конечно, военно-духовное управление нельзя идеализировать, оно имело и свои недостатки, такие, как малое количество полковых храмов в Кавказском регионе и на других окраинах России; слабая работа с церковными хорами в полковых храмах; отсутствие в полковых церковных библиотеках нужной литературы и в достаточном количестве; иногда даже отсутствие самих библиотек; большая разбросанность подразделений полков, большое количество нарядов и работ, затруднявших полный охват личного состава мероприятиями по духовному, нравственному и патриотическому воспитанию19.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1 Военная энциклопедия в восьми томах. М., 1995. С. 141.
2 Голов Г. В. Прохождение службы по военному ведомству. Кн. VII Свода военных постановлений 1869г. Изд. 1907 г. Петроград, 1917. С. 7.
3 Приказ Военного Министра N 163 от 26 июля 1856 года.
4 Голов Г. В. Указ соч. С. 9.
5 Иванцов-Платонов А. М. Напутственное слово законоучителя к воспитанникам 3-го выпуска Александровского военного училища. М., 1866. С. 4.
6 Странник. 1863. Кн. IV. С. 19.
7 Приказ Военного Министра N 119 от 3 июня 1856 года.
8 Невзоров Н. Исторический очерк управления духовенством военного ведомства в России. СПб., 1875. С. 64.
9 Ключарев Н. Чем занимались в русской армии священнослужители // Армия. 1992. N 19. С. 42.
10 Фукс. История генерала князя Италийского графа Суворова. Ч.1. С. 173.
11 Боголюбов Ф. Взгляд генералиссимуса А. В. Суворова на религию в деле воспитания солдата. СПб., 1894. С. 9.
12 Дневник Д. А. Милютина. 1876-1877. Т. 2. М., 1949. С. 251.
13 Гершельман С. Нравственный элемент в руках Суворова. Гродно, 1900. С. 45-46.
14 Петров А. Вторая война. Т. 2.С. 187-188.
15 Золотарев О.В. Христолюбивое воинство русское. М., 1994. С. 41-42.
16 Там же. С. 43.
17 Вестник военного духовенства. 1891. N 15. С. 461.
18 Там же. С. 462.
19 Вестник военного духовенства. 1891. N 23. С. 714-727.

Подполковник В. Котков, кандидат педагогических наук
Петербург. Журнал московской патриархии, 1999г., N8
Исходная версия статьи: http://www.voskres.ru/army/church/kotkov_printed.htm

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 19:48:32 | Сообщение # 4










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

Нужны ли сегодня священники при армии?
Долгое время отрицалась религия, как опиум для народа. Политработники пытались заменить роль духовного лидера, при командовании. Их роль была достаточно значима, нельзя отрицать явное. Но они не могли быть духовными посредниками между человеком и всевышним. В экстремальной ситуации необходимо иметь возможность духовно очиститься, будет ли еще следующий день, неизвестно никому. Что там за стеной жизни и смерти, не знает никто. Мы далеко не праведники на этом свете.
Будучи атеистом, все равно сталкиваешься с разными проявлениями неизведанного, ищешь реальное объяснение и не находишь. «Все в руках господа!», – такая мысль возникает в таких случаях.
С другой стороны, как объяснить воину основные догмы Евангелие, где встречаешь фразы:
• Возлюби врагов своих.
• Если тебя ударили по правой щеке, подставь левую.
• Не убий.
Их можно перечислять и далее. Духовный лидер – полковой священник должен найти слова, чтобы объяснить необходимость перейти через эти догмы. Он обязан помочь молодому солдату преодолеть тяготы военной службы. Жизненные проблемы возникают не только у молодых, но и умудренных опытом людей. С некоторыми из них не пойдешь делиться к командованию, они слишком глубоки и важны для конкретного человека. С такими проблемами можно поделиться с полковым священником.
Он не станет обсуждать ни с кем другим тайну исповеди, только с обратившимся к нему человеком. Даже самые суровые люди нуждаются в духовном общении, у каждого есть свои тайны, свои неправедные дела, за которые стыдно всю жизнь. Даже став солидным и важным, иногда вспоминаешь свои довольно неблаговидные поступки. Они, как зарубки на судьбе напоминают и заставляют в будущем не повторять ошибок.
Простой разговор с полковым священником просветляет, умнее не становишься, но на душе становится легче. Особенно важно такое общение для тех, кто находится далеко от дома, своих родных и близких.
В России кроме православия присутствуют и другие конфессии. В армии служат люди различных вероисповеданий. Они должны иметь и время и возможность пообщаться со своим духовным лидером.
Первые пятеро священников - помощников командиров по работе с верующими, назначенные в 2011 году на эти должности в частях Западного военного округа, уже доказали эффективность своей работы по предупреждению правонарушений, связанных с межличностными взаимоотношениями среди военнослужащих - в соединениях и воинских частях, где сегодня работают священники, за прошедший период времени не произошло ни одного преступления, связанного с так называемой "дедовщиной". Об этом сообщил 30 марта корреспондент ИА REGNUM со ссылкой на пресс-службу округа.
В пресс-службе сообщили также, что в ближайшей перспективе еще около 30 священнослужителей в Западном военном округе будут назначены на должности помощников командиров по работе с верующими. Также войсковые священнослужители впервые приглашены на сборы военных психологов. Методические сборы ведущих военных психологов округа начинались 30 марта в Санкт-Петербурге в окружном Доме офицеров.
Войсковые психологи в преддверии начала весенней призывной кампании обсуждили актуальные проблемы предстоящего военного призыва, в том числе вопросы адаптации призванных на службу граждан к армейской среде, психологической подготовки личного состава к несению караулов и боевых дежурств, улучшения морально-психологического климата в воинских коллективах Западного военного округа. Особое внимание войсковыми психологами уделяется работе с офицерским составом, повышению культуры офицеров, психологической работе с семьями военнослужащих.
В пресс-службе округа подчеркнули, что все соединения и воинские части Западного военного округа укомплектованы аппаратно-программными комплексами АРМ-ВП, позволяющими войсковым психологам постоянно отслеживать психологическое состояние военнослужащих на всех этапах прохождения службы. В пресс-службе сообщают, что "совершенствование работы войсковых психологов, использование ими в своей работе новейших научно методических разработок и комплексов АРМ-ВП, непрерывное взаимодействие психологов с командирами и начальниками всех уровней военного управления, позволило более чем в два раза снизить в Западном военном округе количество преступлений, совершаемых военнослужащими".

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 20:17:41 | Сообщение # 5










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

ГЛАВНОЕ - МАНЕВР
Вообще-то в гости к солдатам православные священники ходят уже лет пятнадцать. В некоторых частях даже храмы построили. И все эти годы и в обществе, и в начальственных кабинетах шли споры о восстановлении института полковых священников. Русская православная церковь, конечно, за. Против некоторые исламские лидеры и либеральные правозащитники. Их беспокоила судьба религиозных меньшинств, к которым в последнее время относят и атеистов. И вообще, мол, государство у нас светское.
Военные в публичные дискуссии старались не ввязываться, но вроде как считали, что, кроме религии, человеческому свинству в армейских коллективах противопоставить нынче особенно нечего. А церковники - они же слова говорят правильные о патриотизме, о любви к Родине, о том, что ее интересы выше всяких дурацких прав отдельной личности.
В 2009 году президент Медведев объявил о проведении эксперимента, в ходе которого священнослужители получат вожделенный официальный статус и зарплату от Министерства обороны. Ведь в РПЦ как раз жаловались, что в воинских частях присутствуют на птичьих правах. Захочет командир - пустит батюшку в казарму, откажет - на то его воля... Нигде права верующих военнослужащих на общение со священником не прописаны.
Условия эксперимента формально правил политкорректности не нарушали. Они допускали возможность назначения не только православного священника, но и муллы, ламы или раввина. Только для этого в части должно быть более 10% военнослужащих соответствующей конфессии.
Но воплощать инициативу начали лишь сейчас, полтора года спустя. Отчего такая задержка? Публично этого ни в РПЦ, ни в Минобороны не объясняют.
А дело в том, что, с одной стороны, большинство священников в армию не хотят, как не хочет невеста прыщей на свадьбу. С другой - и генералы священников тоже вовсе не ждут. Нет, одно дело, когда батюшка на несколько часов заехал, богослужение провел, отобедал, водочки выпил, по душам поговорил - и уехал. А если он в штатном расписании и болтается целый день в части - лишние глаза и уши.
20 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ СВЯЩЕННИКУ - НЕ ДЕНЬГИ
Год назад по просьбе Патриарха Кирилла штаб Северо-Кавказского военного округа организовал для священников сборы по подготовке к работе в армии. Кандидатов подбирали в Южном федеральном округе. Прислали меньше, чем было условлено, приехали отцы с опозданием и... сбежали.
"По прибытии на сборы оказалось, что большинство священников не представляет себе, куда и зачем они приехали. В итоге большинство попросту уехало со сборов, пояснив, что не могут понести такой службы", - так об этой истории год назад рассказывал сам Патриарх Кирилл.
Архимандрит Андрей Вац от службы не бегает. Он один из первых трех священников, назначенных на должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими. Служит на военной базе в Гюмри (Армения).
Зарплата помощника командира (со всеми надбавками) - 20 000 рублей. Из этих денег чуть более 3000 рублей уходит на оплату служебной квартиры, еще столько же - за мобильник. Питается отец Андрей за свой счет. Ездит по окрестностям тоже.
Храм стоит на территории воинской части, посторонних в него не пускают. А солдаты и офицеры много не пожертвуют. Доходы столь скудные, что их не хватает даже на самое необходимое.
- Пока не определено, Минобороны или Патриархия должны содержать храм, свечи покупать, облачение для богослужений, - говорит отец Андрей. - У нас даже Библий не хватает, а уж другой литературы тем более мало. В таких условиях женатые священники в армии служить не захотят. Они люди многодетные, им семьи кормить надо, а в обычном городском храме для этого возможностей больше.
Но пока Патриарх Кирилл собирается искать кандидатов для армейской службы среди монахов. Найдутся ли желающие? Пока, заметил недавно Патриарх Кирилл, трудно найти подвижников и среди монахов: "...Иногда и монаха трудно направить на три года на Чукотку - человека, который дал обеты!"
СТАТУС ТУМАННЫЙ
- Должностные инструкции помощников командиров по работе с верующими до сих пор готовятся, полномочия не определены, статус непонятен, - говорит отец Андрей. - Мне хорошо, у меня противоречий с командованием нет, но у других могут возникнуть. И что тогда? Сейчас священник - "гражданский персонал", как бухгалтер или уборщица, а должен быть приравнен к военным, иметь статус госслужащего. У меня вот с офицерами такие разговоры случаются:
- Вы кто по званию?
- Архимандрит.
- Это как?
- Как полковник.
- А-а, теперь понятно.
В Польше, между прочим, православный епископ имеет звание бригадного генерала.
Но статус армейских священников не определен до конца не только в военных кругах, но и в церковных. Сегодня они подчиняются через синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами Патриарху.
- Это пока нас трое, а если будет 203, тогда как? - размышляет вслух отец Андрей.
Обычно священник подчиняется местному архиерею, обладающему огромной властью. Как церковная вертикаль будет сочетаться с армейской - пока до конца неясно. Видимо, эксперимент и должен это показать.
ДРАКИ БУДУТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ
Богослужения отец Андрей проводит по выходным, в субботу и воскресенье. Конечно, для верующих самое главное - церковные таинства. Но по идее новоиспеченные помощники командиров должны ведь не только кадилом махать. Нас 15 лет уверяли: мол, само появление священника в казарме поможет справиться с царящими там уголовными нравами. У архимандрита Андрея Ваца, кстати, есть опыт работы и в тюрьме.
- Тюрьма и армия похожи?
- Я так не думаю. Многое зависит от самосознания - если человек идет в армию с осознанием ее неизбежности, тогда она ему кажется тюрьмой. Похожи не армия и тюрьма, а механизмы выживания в мужском коллективе. Я вот в школе, в 5-м классе, подрался прямо на линейке...
В общем, выходит, для хорошего человека армия - мать, а для плохого - теща.
В тюрьме, как говорит отец Андрей, священник должен держаться равноудаленно от заключенных. Среди них царит дух собственной исключительности, а смирение там считается слабостью.
- В армии же священник как раз должен быть близок солдату, - считает отец Андрей. - К командиру с душевными проблемами он ведь не придет.
- Что монах может посоветовать солдату, если его девушка не дождалась и он готов сейчас же лететь и разбираться? - спросил я архимандрита Андрея Ваца. Ведь монах в таких делах опыта не имеет, да и житейской мудрости откуда ему взять... Но архимандрит Андрей с таким подходом не согласен:
- У меня опыт пастырской деятельности - 15 лет, и повидал, возможно, больше, чем иной женатый священник, и знаю, что сказать, если девушка не дождалась. Солдат может не только от ревности сходить с ума, солдат, бывает, плачет - "за мамой соскучился". Да-да, и такое бывает. Мы служим далеко от дома...
Раньше на неверных мужей жены в политотдел жаловались, а теперь - батюшке. Один такой случай в практике архимандрита Андрея был. Увещевал долго. Брак был спасен, супруги обвенчались, потом ребенка родили.
Кроме разговоров по душам и богослужений, два раза в неделю священник проводит с солдатами "политзанятия". Ну раньше это так называлось. Теперь - "занятия по общегражданской подготовке". Темы согласовывает с замполитом, то есть с заместителем командира по воспитательной работе. И рассказывает бойцам не только о церковных обрядах. Между прочим, отец Андрей окончил, кроме семинарии и Московской духовной академии, еще и экономико-правовой факультет Одесского университета.
- Так о чем же рассказываете солдатикам?
- Да хоть о том, что такое Родина.
- Неужели не знают?!
- "Родина - это то расстояние, которое можешь пройти за 3 часа". Такой вот ответ получил как-то от бойцов. Начали спорить, говорят, ну ладно - за 12 часов. А объясняешь, что Родина - это вся страна, и видишь: у них мозги кипят. Уровень образования очень низкий.
- А с мусульманами как отношения?
- Нормальные. У нас из Дагестана ребята служат. Они интересные вопросы задают. Иногда такое выдадут... "Правда ли, что Иисус Христос - космонавт?"...
- А муллу дагестанцы не требовали?
- Пригласить можно. Но таких пожеланий не было...
Если солдатам удалось объяснить, с чего начинается Родина, то уж растолковать, для чего они, скажем, находятся в Армении, очень просто: защищают ее южные рубежи.
Еще отец Андрей фильмы показывает: "Зона вместо дембеля". Это как дембеля оторвались и до дома не доехали. И про аборты, чтобы молодые люди понимали, как развивается малыш в утробе матери, прежде чем решение принимать.
Вместе с солдатами батюшка восстанавливает православные храмы. В окрестностях Гюмри это храмы войсковые.
- В таких местах, где черепа находятся, рассказы о русско-турецких войнах звучат совсем иначе, чем в комнатах для занятий, - убежден отец Андрей.
Самый тяжелый день в Гюмри был, когда отпевали погибших в ДТП солдата и офицера.
- В храме тогда еще ни одного венчания не было, крестины были, а венчаний нет, - вспоминает священник. А самый радостный день - это освящение знамен.
- Мы его совершили по чину, который был в царской армии, это очень важный, особенный, торжественный день. А еще мы тут заложили традицию крещенских купаний, тоже очень радостное событие было...
Ну а как же с дедовщиной? Ее на базе в Гюмри нет - там солдаты одного призыва. Конфликты случаются, драки бывают. Архимандрит, конечно, разъясняет греховную сущность таких неуставных отношений. Но убежден, что если кто-то видит в появлении военного духовенства панацею от казарменной уголовщины - то зря.
- И драки будут, и самоубийства... Они и в царской армии были, - рассуждает архимандрит Вац. Сам он на базе в Гюмри уже два года. Раньше был военным психологом. А теперь помощник командира. Зарплата выросла почти в два раза. А заботы прежние. Простые, земные заботы. Создать хор из солдат. Хор для богослужения непременно нужен. Найти второго священника. У солдата время ограничено - он долго в очереди на исповедь стоять не может.
- Но второго священника сюда не назначат, - вздыхает отец Андрей. - Всего одна штатная единица-то.
А сколько душ на базе эта "единица" обязана облегчить, батюшка не сказал. Даже удивился вопросу такому - это же военная тайна!
КСТАТИ
Чему учить армейского батюшку?

В прославленном Рязанском десантном училище собрались открыть курсы подготовки военных священников. У архимандрита Андрея Ваца есть свое мнение, какие навыки нужны армейскому батюшке:
- С парашютом прыгать уметь необязательно, а вот здоровье и физическая сила нужны. Например, чтобы с поля боя раненых в госпиталь тащить. Поэтому перевязать раненого священнику надо уметь. В оружии тоже надо разбираться, чтобы нужные патроны мог подавать (стрелять православным священникам запрещается церковными правилами, даже за случайную гибель человека, например в ДТП, батюшку, хоть он и не виноват будет, все равно лишают сана. - Прим. ред.).
А вот начальник отца Андрея по церковной линии протоиерей Димитрий Смирнов считает, что священнику в армии и стрелять надо уметь. Конечно, в людей нельзя, а по мишеням - надо. Если священник стреляет лучше сержанта - авторитет батюшки выше будет. Ну и в технике надо разбираться, чтобы понимать, как и что устроено в тех войсках, где он служит. Ну и армейский устав надо - иначе как он будет знать, какие отношения неуставные?
Борис Клин
"КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА", 14 марта 2011 г.

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 21:12:45 | Сообщение # 6










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

Полковые священники возвращаются
24 января 2010 года министром обороны России подписано положение «Об организации работы священнослужителей с военнослужащими в воинских частях РФ», на основании чего в армии вводится должность полковых священников — в тех частях, где существуют для этого предпосылки. Здесь важно то, что инициатива исходит от Министерства обороны. Независимо от этого, во всех епархиях давно и плодотворно работают отделы по взаимодействию с вооруженными силами, как работает и наш отдел. Видимо, и в государстве поняли важность такой работы в воинских частях. Положением прописывается, что полковым священником может стать человек без двойного гражданства и судимости, с соответствующим образованием и рекомендациями от священноначалия, хорошим здоровьем, чтобы вместе с военнослужащими достойно переносить тяготы воинской службы. У священнослужителей одна цель — духовное окормление личного состава воинских частей, участие в воспитательном процессе. В армию призываются люди, разные по социальному, образовательному и мировоззренческому уровню, и мы знаем, что там существовали и существуют нравственные проблемы, которые не решить только лишь в рамках воинского Устава. Отношения военнослужащих между собой, патриотическое воспитание, отношение человека к Родине, которой он служит, — эти ответы мы должны искать совместно. Число полковых священников в армии будет возрастать, хотя пока о своем желании нести служение в армии заявили представители только православного духовенства, от иных конфессий предложений не поступало. Но армия, как и наша страна, многонациональна. А православный полковой священник обращает свое пастырское внимание и на представителей других традиционных религий, заботится об этих людях, если они не имеют духовного попечения.
В Священном Писании много сказано о воинском долге. Тексты, особенно Ветхого завета, описывают непрерывную череду войн, при этом подчеркивается зависимость победы и благополучия народа от близости его к Богу. Чем ближе он к Господу, чем искренней обращается к нему в сложных обстоятельствах, тем вероятнее его благоденствие и победы в битвах. В Священном Писании мы не видим отрицания воинской службы, но в Новом завете кое-что толкуют превратно. Так, 52-й стих 26-й главы Евангелия от Матфея («Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут») понимается порой так, что человеку вообще нельзя брать в руки оружие. Но, по толкованию святых отцов, в частности Иоанна Златоуста, правильней рассуждать так: тот, кто берет меч с неправедными намерениями, с целью завоевания, а не для обороны, погибнет.
Никогда церковь при нападении внешнего врага не оставляла свой народ без благословения на праведную защиту Отечества и молитвы о даровании победы нашему боголюбимому воинству. Тому есть огромное количество примеров — в житиях святых, в истории государства российского. Так, при нападении поляков насельники Троице-Сергиевой лавры, принявшие на себя обеты монашества и отречения от мира, встали на защиту Отечества. Пересвет и Ослябя также были монашествующими воинами, направленными на битву преподобным Сергием Радонежским. Никогда в Русской православной церкви не возникал вопрос, стоит ли выполнять воинский долг по защите Отечества.
Протоиерей Владимир Дедов, настоятель храма святого Пантелеимона Целителя в поселке Рябково,
руководитель отдела Курганской епархии по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами,
около двенадцати лет окормляет несколько колоний в Кургане и в районах области

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 21:52:10 | Сообщение # 7










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

Кому помешают полковые священники?
Против законопроекта "О военных священниках" выступил Совет муфтиев России, в заявлении которого говорится: "Попытка грубого "продавливания" введения института священников в армии чревата тяжелейшими последствиями для судеб поликонфессиональной по своему составу Российской армии, общества в целом". И это несмотря на то, что в соответствии с законопроектом, мусульманам предоставлены самые широкие возможности для работы в армии.
Чем вызвано такое резкое неприятие российскими мусульманами введения института капелланов? Послушаем известного церковного публициста, профессора Московской духовной академии, диакона Андрея Кураева: "Все эти протесты произрастают из личных проблем и личной вины самих муфтиев. По сути, им не удалось за последние пятнадцать лет воспитать поколение собственных проповедников, которые сами могли бы приходить в школы и воинские части". Отец Андрей подчеркивает, что "мусульманских проповедников с радостью ждут в любой воинской части, в том числе и для того, чтобы пояснить иным землячествам, что не стоит паразитировать на бытовом труде русских сослуживцев". Кураев считает, что Совет муфтиев должен издать "фетву, в которой пояснил бы, что мусульманин имеет право чистить картошку, а мытье полов и посуды, равно как и уборку в нужниках, Коран не перечисляет в перечне грехов". Здесь с диаконом можно поспорить: проблем с мытьем полов в армии нет ни у татар, ни у башкир, есть только у представителей народов Кавказа, и не только мусульманских.
Зато заслуживает внимания следующее его предположение: "Совет муфтиев оказался игрушкой в руках крайне либеральных сил. Я не очень уверен, что это их серьезная, продуманная позиция, я так утверждаю, исходя из того, что в прежние годы позиция Совета муфтиев по этим вопросам была совершенно другой, и она была близка позиции РПЦ".
Косвенным подтверждением того, что, по словам Кураева, мы имеем дело с "шахматами, в которых антихристианские силы реализуют свои интересы руками мусульман", может послужить тот факт, что вслед за лидерами российской уммы протест против введения института полковых священников выразили некоторые раввины, пасторы, ламы и сектанты. Руководитель Русского мусульманского союза Искандер-Александр Казаков, до принятия ислама он был православным христианином, подчеркивает: "Нашу тревогу разделяют все, кроме РПЦ, представители религиозных направлений". Заявлению лидеров мусульман предшествовали их консультации с представителями религиозных меньшинств, обеспокоенных тем, что в законопроекте прямо говорится о противодействии деятельности экстремистских религиозных течений и сект в армии.
Реакция сектантов понятна. Непонятно другое - почему лидеры российских мусульман согласились играть первую скрипку а этом оркестре? 85% граждан России причисляют себя к православным, а мусульманин у нас в стране лишь каждый седьмой. И из-за этих цифр никто не должен испытывать комплекса вины или комплекса неполноценности.
Станислав ВАРЫХАНОВ
"Российские вести"

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 22:05:59 | Сообщение # 8










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

С именем Св. Великомученика и Победоносца Георгия
Священники - Георгиевские кавалеры

Святой Георгий на Руси издавна считался покровителем воинов, землепашцев и всей земли русской. Изображение воина на белом коне, пронзающего копьем змия можно увидеть на великокняжеских печатях, знаменах дружин, шлемах и щитах воинов. Оно издревле украшает герб Москвы, ведь Святой Георгий со времен Дмитрия Донского считается покровителем города.
В 1036 году Ярослав Мудрый основал в Киеве монастырь Святого Георгия и ввел празднование Дня Святого Георгия 26 ноября, когда, по преданию, святым был усмирен змий.
Георгий был воином в римской армии, отличился во многих боях и походах, был подвергнут за свою стойкость в христианской вере неслыханным мучениям. За свою Веру каждый раз воскресал он по воле Божьей, и одним из первых был причислен к лику святых.
Идея создания военного ордена имени Святого Георгия принадлежала Петру Великому, но учрежден он был 27 ноября (9 декабря по н.ст.) 1769 года, в царствование Екатерины II. С этого времени в России появился орден, которым награждали за боевые заслуги. Заслужить его стало высшей честью для офицеров и генералов.
С 1807 г. для нижних чинов существовал Знак Отличия Военного ордена Святого Георгия - знаменитый солдатский Георгиевский крест.
С гордостью носили на своих мундирах эту высокую награду герои Измаила и Бородино, Севастополя и Порт-Артура, герои Первой мировой. Георгиевскими кавалерами были Иван Тюленев, Василий Чапаев, Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Родион Малиновский, Семен Буденный.
Этой высокой награды удостоены были и ряд полковых священников, героев-пастырей, подвижников Святой веры, мучеников священного долга.
Архивные исследования указывают на восемнадцать таких славных имен: за всю историю Русской Армии и Флота, за всю историю высшей военной награды России мы впервые называем этих героев, примером мужества и гласом веры и утешения поддерживавших в войске беззаветное самоотвержение, непоколебимую храбрость и надежду на помощь Божию. И полковые священники, понимая важность такого воодушевления, брали на себя эту святую обязанность. «На поле битвы они всегда были достойными пастырями беззаветного храброго христолюбивого воинства, безропотно переносили тягости походной жизни, бестрепетно ходили со своими частями на штурмы, безбоязненно напутствовали больных и умирающих под неприятельскими выстрелами, терпели раны, заключение в плену и самую смерть».
Первым высшей военной награды России - офицерского креста четвертой степени - был удостоен священник 19-го Егерского пехотного полка о. Василий Васильковский, герой 1812 года. Во время кровавого боя с французами под Витебском 15 июля 1812 года шел со Святым крестом вперед, осеняя им воинов, вселяя в их сердца дух особенной неустрашимости. Благословляя однополчан в самом жарком огне, здесь же, на поле битвы, исповедовал и причащал Святыми Тайнами тяжелораненых и умирающих воинов. Был ранен осколком ядра, но оставался на поле боя. Вражеская пуля, попав в Святой крест, бывший в руках у батюшки, причиняет ему сильнейшую контузию, но и тогда остается он на поле сражения.
В сражении под Малым Ярославцем 31 октября 1812 года о. Василий впереди полка с крестом в руках своим примером мужества поощрял солдат поражать врагов и умирать бесстрашно за Веру и Государя, причем был ранен пулею в голову. 26 марта 1813 года пастырю был пожалован орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.
Вследствие тяжелых ран и контузии доблестный пастырь не вынес трудностей далекого похода и скончался во Франции 24 ноября 1813 года.
Вторым Георгиевским кавалером стал священник Тобольского пехотного полка о. Иов Каминский. При штурме г. Рахова во время войны с Турцией в 1829 г. о. Иов при переправе через р. Дунай на неприятельский берег, благословив воинов, в полном облачении, переправился с ними на лодке, с боем взял неприятельскую батарею, причем был тяжело ранен пулею в голову, с повреждением челюстей и языка. Государь Император пожаловал герою орден Святого Георгия 4-йстепени, пожизненный пансион ежегодно по пятьсот рублей и повелел Св. Синоду определить его к Петергофской Дворцовой церкви.
Протоиерей Могилевского полка о. Иоанн Пятибоков - третий Георгиевский кавалер. Он прославился на поле брани как герой кровопролитного штурма турецких батарей на Дунае в 1854 году. В тяжелейшем бою, когда войска наши, потеряв многих командиров, дрогнули и смешались, о. Иоанн, возложив на себя епитрахиль и взяв в руки Святой крест, выступил вперед солдат, осенил крестом христолюбивых воинов и громко сказал: «С нами Бог, ребята, и да расточатся враги его... Родимые, не посрамим себя! Сослужим службу во славу святой церкви, в честь Государя и на утешение нашей Матушки России! Ура!!!» и первым устремился на врагов. Воодушевленные примером своего духовного отца, солдаты дружным натиском вступили в бой... А о. Иоанн одним из первых взошел на стены укрепления, причем получил две контузии в грудь: от Св. креста была отбита пулею левая сторона, и бывшая на о. Иоанне епитрахиль разорвана картечью. Геройский штурм турецких укреплений кончился полной победой над врагом.
Император Николай Павлович причислил героя к ордену Св. Георгия Победоносца 4-й степени.
Четвертым кавалером ордена Св. Георгия Победоносца был иеромонах Иоанникий Савинов, служивший в 45 Флотском экипаже и участвовавший в Крымской кампании. Отважный подвиг совершен им в 1855 году в ночь с 10 на 11 марта. В самый решительный момент боя, когда наши были бы подавлены неприятелем, раздалось величественное пение молитвы за Царя: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы Благоверному Императору нашему на сопротивные даруй», и в рядах сражавшихся войск увидели о. Иоанникия Савинова, который в епитрахили, с поднятым крестом, торжественно, несмотря на царившую вокруг смерть, пел могучим голосом церковную песнь. Вдохновленные пастырем, русские воины выбили французов из второй и третьей линий траншей. Видя успех борьбы, о. Иоанникий обратил все свое внимание на раненых страдающих воинов, своих и неприятельских: одним подавал помощь на месте, других отправлял на перевязочный пункт; от тяжелой контузии потерял сознание...
О самоотверженном подвиге иеромонаха Иоанникия было донесено Императору Алексаендру II, который и удостоил его ордена Св. Георгия 4-й степени.
Военное духовенство подавало примеры моральной стойкости и мужества и во время Русско-японской войны 1904-1905 гг.
В документах той поры нет даже малейшего упоминания о малодушии священнослужителей на полях Маньчжурии, сопках Порт-Артура, в Цусимском сражении.
Священник 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка о. Стефан Щербаковский был удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени «за доблестный подвиг мужества и неустрашимости, совершенный в Тюренченском бою 18 апреля 1904 г. с японцами». После того, как были убиты все командиры, с крестом, в рясе поднял в атаку остатки полка, которые отбили сопку и дали возможность выйти из окружения. Несколько раз раненый, он не покинул поля сражения и был взят в плен. Впоследствии, японцы, узнавшие о его подвиге, с почестями вернули о. Стефана на родину. В этом тяжелейшем бою рядом с полковым батюшкой до конца оставался унтер-офицер, церковник полковой церкви Перч, перевязывавший раны священника. Командующий армией генерал-адъютант Куропаткин наградил Перча 100 рублями и представил его к солдатскому Георгию 4-степени.
Отличился о. Стефан Щербаковский, имевший за Русско-японскую войну ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й ст., Св. Владимира 4-й ст. с мечами, Св. Анны 2-й ст. с мечами, золотой наперсный крест на Георгиевской ленте, и в Первой мировой войне 1914-1918 гг. За бои 30 июля у д. Ваббельн и 6 августа 1914 г. При д. Каушен был удостоен ордена Св. Владимира 3-й ст. с мечами и за бои 24 сентября представлен к ордену Св. Анны 1-й ст.
Многие военные священники, сражавшиеся в Маньчжурской армии (в ее составе отличился 4-й Сибирский армейский корпус, сформированный в Сибирском военном округе), были удостоены боевых орденов, а шесть из них были представлены к золотому наградному кресту на Георгиевской ленте. Награжденные пользовались такими же преимуществами, как офицеры - георгиевские кавалеры.
Если накануне Первой мировой войны в ведомстве Протопресвитера состояло 730 священников, то за время войны их пребывало в армии свыше 5000 человек.
История сохранила свидетельства о том, что они разделили со своей паствой все трудности армейской жизни, вместе с солдатами жили в окопах, шли в бой, горели и тонули в русских боевых кораблях.
Генерал А.А. Брусилов, один из замечательных русских полководцев, вспоминая о неудачах русской армии в 1915 г., писал: «В тех жутких контратаках среди солдатских гимнастерок мелькали черные фигуры - полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением... Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой».
За время с начала войны и до 1 апреля 1915 г. Православные священнослужители получили: 4 ордена Св. Георгия Победоносца, 1 панагию на Георгиевской ленте, 12 золотых наперсных крестов на Георгиевской ленте из Кабинета Его Императорского Величества, 5 орденов Св. Владимира 3-й ст. с мечами, 9 орденов Св. Владимира 4-й ст. с мечами, 39 орденов Св. Анны 2-й ст. с мечами и 52 орден Св. Анны 3-й ст.с мечами. Все эти награды, т.е. наперсный крест на Георгиевской ленте и ордена с мечами, давались, как известно, за особые боевые отличия.
За время Великой войны 1914-1918 гг. за проявленный героизм около 2500 священников были отмечены государственными наградами, в том числе было вручено (по неполным данным) 227 золотых наперсных крестов на Георгиевской ленте, 85 орденов Св. Владимира 3-й степени с мечами, 203 ордена Св. Владимира 4-й степени, 304 ордена Св. Анны 3-й степени с мечами.
Если за все время существования ордена Св. Георгия от императрицы Екатерины II до Первой мировой были удостоены этой высочайшей военной награды 5 священников, то за время войны еще 13. Один священник был удостоен солдатского Георгия 4-й степени.
Назовем же эти славные имена.
16 октября 1914 года геройски погиб священник линейного заградителя «Прут», иеромонах Бугульминского монастыря, 70-летний Антоний (Смирнов). Когда «Прут» во время боя начал погружаться в воду, о. Антоний стоял на палубе и осенял Святым Крестом свою паству, в волнах боровшуюся со смертью. Ему предлагали сесть в шлюпку, но он, чтобы не отнять место у ближнего, отказался. После этого он спустился внутрь корабля и, надев ризу, вышел на палубу со Св. Крестом и Евангелием в руках и еще раз благословил своих духовных чад, осенив их Св. Крестом. А затем вновь опустился внутрь корабля. Скоро судно скрылось под водой...
1 марта 1915 года благочинный 7-го Финляндского стрелкового полка о. Сергей Соколовский был ранен ружейной пулей в бедро. Узнав о геройском поведении о. Соколовского в бою, Протопресвитер на рапорте написал: «... горжусь чудной работой о. Соколовского...».
За свой подвиг он был представлен командиром 7-го Финляндского полка к ордену Св. Георгия 4-й степени.
Вторую половину войны протоиерей о. Сергей Соколовский вместе со своим полком воевал на французском фронте, прозванный французами за свою храбрость «легендарным священником», где был дважды ранен, во второй раз с потерею кисти правой руки. О его подвиге, совершенном в 1916 году, и за который он был удостоен ордена Почетного Легиона и Военного Креста Франции, свидетельствует архивный документ, который мы приводим полностью.
«Главный Штаб. - 18 декабря 1916.
В Духовное управление при Протопресвитере Военного и Морского Духовенства.
Главный Штаб препровождает, для сведения, копию телеграммы ген. Палицына за № 725 о подвиге протоиерея Соколовского на французском фронте.
Шифрованная телеграмма.
5 декабря сводная рота 6 полка произвела нападение на германскую позицию для захвата пленных. Рота исполнила порученное дело, потеряв убитыми 5 человек, в том числе прапорщика Новикова и ранеными 21, в том числе 3-х офицеров и протоиерея Соколовского, Георгиевского кавалера, раненого в руку и в бок с повреждением легкого. Во французском дивизионном госпитале вследствие большой потери крови отцу Соколовскому понадобилось перелить постороннюю кровь. Свои услуги предложил французский санитар Матирин Потье.
После этой операции батюшка пришел в сознание. Получив донесение, я предложил генералу Марушевскому за самоотверженный поступок Потье возложить на него от имени Его Величества Георгиевский крест 4-й степени. Французское правительство украсило отца Соколовского Почетным Легионом и военным крестом. Состояние батюшки безнадежное, офицеров благоприятное.
Шантильи. Палицын».
9-й драгунский Казанский полк должен был двинуться в атаку на австрийцев. Раздалась команда командира полка, но полк не двинулся с места. Жуткая минута! Вдруг вылетел на своей лошаденке скромный и застенчивый полковой священник о. Василий Шпичек и с криком: «За мной, ребята!» понесся вперед. За ним бросилось несколько офицеров, а за ними весть полк. Атак была чрезвычайно стремительной; противник бежал. Полк одержал победу. И о. Василий был награжден Георгием 4-й степени.
Отец иеромонах Амвросий исполнял пастырские обязанности в 3-м Гренадерском Перновском полку. Когда утомленные продолжительным боем перновцы дрогнули, предстал перед ними воин Христов отец Амвросий с горячим пастырским словом, с Св. Крестом, являя собой пример истинной храбрости. Воодушевленные своим пастырем, перновские гренадеры в решительную минуту ударили в штыки, чем окончательно опрокинули противника с большими для него потерями. Отец Амвросий с крестом шел во время атаки и погиб 24 июня 1915 года. Самоотверженная и геройская смерть иеромонаха, представленного к ордену Св. Георгия 4-й степени, глубоко запала в сердце каждого перновского гренадера...
К лету 1915 г. орденом Св. Георгия 4-й степени были пожалованы священник 5-го Финляндского полка Михаил Семенов, исполняющий пастырские обязанности в 209-м пехотном Богородском полку иеромонах Филофей, а также иеромонах о. Евтихий Тулупов, полковой священник, погибший в бою 9 июля 1915 г., за совершенный им геройский подвиг в бою под д. Можейканы.
В январе 1916 г. к ордену был представлен священник 42-й артиллерийской бригады о. Виктор Кашубский за выдающееся исполнение им пастырских обязанностей, затем был отмечен высокой наградой священник 217-го Ковровского полка о. Владимир Праницкий.
«За военные отличия и выдающиеся геройское исполнение пастырских обязанностей» ордена удостаивается протоиерей 6-го Финляндского стрелкового полка Андрей Богословский.
7 ноября 1916 г. К ордену Св. Георгия 4-й степени причислен протоиерей 154-го пехотного Дербентского полка Павел Смирнов за то, что после двух неудачных, под командой военных чинов, атак повел с крестом в руках, батальон названного полка на штурм сильнейшего турецкого укрепления у селения Тарходжа, каковое укрепление после этого штурма и было взято, а о. Смирнов был тяжело ранен.
Сопричислен к ордену священник 439-го пехотного Илецкого полка Михаил Дудицкий за то, что в боях с 10-го по 12-е января 1917 г. у стыка Ронских дорог до реки Аа, 10 января под сильным артиллерийским огнем противника, когда полк понес большие потери, как в нижних чинах, так и в офицерском составе, по собственному желанию обошел нашу позицию, ободряя и воодушевляя людей, и когда 6-я рота, высланная из резерва на поддержку, потеряв при своем движении всех офицеров, рассеялась по лесу, под сильнейшим огнем собрал всю роту и лично отвел ее в передовые окопы, оказав этим помощь боевой части, на которую наседал неприятель; 12 января, когда выяснилось, что необходимо выслать последний резерв, повел полуроту 438-го пехотного Охтенского полка под сильнейшим огнем противника, довел ее до передовых цепей, влил ее в цепи и перешел в контратаку, отбросил наседавших во много раз превосходивших по численности немцев, после чего передал командование прибывшему офицеру, сам во время атаки был ранен разорвавшимся артиллерийским снарядом. Своими действиями выручил свои части от грозившей опасности.
31 августа 1917 г. причислен к ордену Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени убитый в бою с неприятелем священник Черноярского пехотного полка Александр Тарноуцкий за то, что в бою 19 октября 1916 г. в районе д. Юльяновки, когда окопы среднего участка Черноярского пехотного полка за выбытием большей части офицеров, были заняты противником, собрал остатки отошедших рот и с крестом в руках, под сильным ружейным и пулеметным огнем, повел их в атаку, но сам пал смертельно раненым; воодушевленные его примером самоотверженные роты, после упорной штыковой схватки выбили противника и восстановили прежнее положение.
Наконец, в годы Первой мировой войны полковой священник 245-го Бердянского полка о. Василий Островидов был награжден солдатским Георгиевским крестом.
Протопресвитер Г. Шавельский писал:
«В Великую войну военное духовенство... работало дружно, согласно, по самой широкой программе. Священники делили с воинами все тяжести и опасности войны, возбуждали их дух, своим участием согревали уставшие души, будили совесть, предохраняли наших воинов от столь возможного на войне ожесточения и озверения».
Затем Г. Шавельский писал:
«О деятельности военного духовенства на театре военных действий я имел счастье слышать блестящие отзывы от обоих Верховных Главнокомандующих. В конце 1916 года Государь как-то сказал мне:
- От всех, приезжающих ко мне с фронта военных начальников я слышу самые лучшие отзывы о работе военных священников в рядах армии.
Еще решительнее, в присутствии чинов своего штаба, отозвался в 1915 году великий князь Николай Николаевич:
- Мы в ноги должны поклониться военному духовенству за его великолепную работу в армии.
Я дважды слышал от него эти слова.
Такие отзывы были вполне заслужены духовенством».
После октябрьского переворота, когда были отменены все прежние звания, чины, мундиры, у Георгиевских наград была особая судьба. Приказом Главковерха Н. Крыленко от 30 ноября 1917 года отдельным приказом разрешалось ношение Георгиевских наград - крестов, медалей и орденов как знаков личного мужества. «Солдатский Егорий» украсил грудь сотен тысяч простых русских мужиков и превратил этот воинский орден в самую почитаемую награду в народе.
Георгиевские традиции выстояли и после 1917 года.
Возрождение георгиевской традиции, как и много другого из золотого фонда русской воинской славы, приходится на годы Великой Отечественной войны.
Когда в страшных боях с фашистами под Москвой родилась советская гвардия, то для гвардейских лент и знамен, для орденов Славы не сыскалось ничего лучше черно-оранжевого муара - прямой «цитаты» с лент знаменитого Георгиевского креста и Георгиевского знамени, существовавших в русской армии как знаки особого отличия за воинскую доблесть.
Очевидна общность ордена Славы с солдатским Георгием - те же степени, даваемые последовательно, та же оранжево-черная лента... И самое главное - статус, во многом напоминающий и повторяющий статус старинного знака отличия военного ордена Св. Георгия. Орден Славы давался за личные подвиги солдатам и сержантам - за спасение на поле боя командира, за спасение знамени, за уничтожение танка, за храбрость в рукопашном бою... Орден Славы задумывался как именно солдатский орден, призванный напомнить награждаемым о воинском прошлом их Родины, вызвать гордость тех, кто удостоился его. Так и произошло. Этот орден стал самым почетным из солдатских наград.
На черно-оранжевой Георгиевской ленте носят ветераны медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Георгиевские ленты украшают бескозырки моряков с гвардейских боевых кораблей.
Уже в наши дни в наградную систему России вернулись славные награды Отечества - орден святого Георгия и Георгиевский крест. В 1995 году в Положении о государственных наградах Российской Федерации определялось, что «в системе государственных наград сохраняются Военный орден святого Георгия и знак отличия - Георгиевский крест, военные ордена Суворова, Ушакова, Кутузова, Александра Невского, Нахимова». В наградную систему России вошли славные воинские награды, высокий авторитет которых подтвержден в боях за свободу и независимость Отечества. И первое место среди них по праву занимает орден святого Георгия.
Георгиевские кавалеры - подлинные патриоты Отечества, носители боевой славы Российской армии и флота. На протяжении столетий они были в числе первых, кто отстаивал его свободу и независимость, своими ратными подвигами умножая его крепости и могущество. Их боевые дела незабываемы и достойны подражания.
Ю.А. Фабрика
Источник: http://vmeste-front.ru/svyaschenniki_-_georgievskie_kavale

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
 snk 
Дата: Пятница, 27 Июля 2012, 22:11:21 | Сообщение # 9










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

В войсках появились полковые священники

1 декабря самый первый урок у новобранцев в 32-м военном городке Екатеринбурга провел не офицер, а батюшка – отец Николай Пантелеев. У него самого за плечами 17 лет армейской службы (был военным музыкантом). Потом стал священником, но с армией решил не расставаться – и вот уже 10 лет посещает части. Доводилось и в танке ездить, и в расположение спецназа бывать. С этого года приставлен духовником к 28-й мотострелковой бригаде.
Из-за реформы офицеров стало мало, воспитывать солдат некогда или некому – "дисциплинка хромает". Вот тут-то святые отцы и пригодятся. В армии очень надеются, что батюшки смогут хоть как-то решить проблему дедовщины. В общем, по замыслу священники должны полностью заменить политруков – такая перед ними ставится "боевая задача".
– Не к офицеру в погонах, а именно к священнику может обратиться военнослужащий со своими проблемами, – считает командир 28-й отдельной мотострелковой бригады полковник Дмитрий Касперович. – И те слова, которые произнесет священник, не скажет ни один офицер.
С поставленной задачей отец Николай справляется превосходно – и беседу проведет, и благословит, и исповедь о тяготах армейской службы выслушает. А после вместе с новобранцами отправляется на занятие. Идет в одном строю, хоть и не в ногу. Вместе с молодыми осваивает технику безопасности – как садиться в военную машину, не сломав себе при этом руку или ногу. Таково требование армейского начальства.
– Священники в армии должны знать и уметь делать элементарные вещи: действовать в составе подразделения, обращаться с оружием, – рассказывает комбриг Касперович. – Не для того, чтобы стрелять, но просто... Он ведь находится в армии, а здесь всякое может случиться – придется и на полигон выходить, и не дай бог, на выполнение боевых задач...
В скором времени таких полковых священников, как отец Николай, станет много. Офицерских званий им, конечно не дадут, но на довольствие поставят. И, возможно, будут даже платить зарплату (этот вопрос сейчас как раз решается в Минобороны). Вот только из всех религий представлена пока одна православная церковь. Хотя среди новобранцев много и других верующих.
– У нас очень много солдат-мусульман, – признает командир бригады Дмитрий Касперович, – и мы обязательно будем приглашать их священнослужителей для работы в нашей части.
Так что скоро вместе с отцом Николаем работать над "духовностью в бригаде" начнет мулла.
Источник: Комсомольская правда

ВК, Ok, Мой мир@, YouTube
Долги Родине отдали:
Cтарший. ОДОН ВВ МВД РФ, 5 полк (в/ч 3500), 8 рота, 02.07.10-01.07.11, г. Балашиха МО
Средний. 27 ОМСБр (в/ч 61899), 07.06.13-07.06.14 (ЗДн/Медрота/1мсб), пос. Мосрентген МО


(RU)
Форум » Для души (не хлебом единым жив человек) » Верую » Священники в армии (Полковые священники: история и современность)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: