Меню
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Для души (не хлебом единым жив человек) » Верую » Религия в Российской армии (Опрос-обсуждение)
Религия в Российской армии
Российскую армию продолжают «развивать духовно». Нужны ли армии «военные капелланы»?
1.Однозначно, Да[ 3 ][50.00%]
2.Скорее всего, да[ 2 ][33.33%]
3.Затрудняюсь ответить[ 0 ][0.00%]
4.Скорее всего, Нет[ 0 ][0.00%]
5.Однозначно, Нет[ 1 ][16.67%]
6.И без нас все решат[ 0 ][0.00%]
7.Мне безразлично[ 0 ][0.00%]
8.Имею свое мнение[ 0 ][0.00%]
Всего ответов: 6
 snk 
Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 14:54:04 | Сообщение # 1










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

Уважаемые пользователи!
В частях российской армии стали появляться полковые священники, в некоторых частях, где преобладают военнослужащие-мусульмане, приглашают имамов. С одной стороны это закономерно в условиях "вхождения" религии в нашу жизнь. С другой стороны вызывает ряд вопросов об эффективности этих шагов в нашей реальности.
Пожалуйста выражаем свое мнение: отвечаем на опрос, комментируем, высказываем свое мнение tags-zB11религия, армия, отказ по религиозным убеждениям, альтернативная служба, военный священник


(RU)
 snk 
Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 14:54:14 | Сообщение # 2










Администраторы


Сообщений: 3049
Липецк
в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
Репутация:  ± 
ДМБ ДМБ За поддержку сайта
Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
Замечания:  ±

"В начале 1885 года в России происходит прецедент отказа от военной службы со ссылкой на религиозные убеждения позднего Толстого."
Оруэлл Дж. Лир, Толстой и шут (с)

Собственно говоря, речь конечно не о Льве Николаевиче и последователях его теории, а об историческом факте отказа от воинской службы по религиозным убеждениям.
Не буду использовать сложные языковые обороты и постараюсь сформулировать вопросы максимально просто:
  • Берут ли в армию призывников, чьи религиозные убеждения противоречат самой сути службы в армии (субъективной, т.е. не важно что ВЫ видите в службе)?
  • Так называемая альтернативная служба тоже может подпадать под противоречие с религиозными убеждениями?
  • Возможно ли верующему человеку достойно выполнить свой долг перед государством, не попирая свои убеждения?

    tags-zB11религия, армия, отказ по религиозным убеждениям, альтернативная служба


  • (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 14:54:24 | Сообщение # 3










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    Российская армия: религия и мракобесие

    Социологи из МГУ провели исследование о степени религиозности российских военнослужащих. Результаты не удивляют тех, кто знает современное российское общество. Три четверти солдат и офицеров считают себя верующими, однако мало кто может толком рассказать о постулатах своей веры. Зато только за последний год число суеверных военнослужащих в армии выросло почти в 2 раза.

    В своем докладе социолог Евгений Дубограй из МГУ отметил, что поводом для исследования послужила третья годовщина восстановления в армии института священнослужителей. В ходе исследования было опрошено 599 военнослужащих различных званий. По итогам работы исследователи пришли к шести основным выводам.

    Первый – три четверти военнослужащих полагают себя в той или иной степени верующими. 85 процентов считают себя православными и 9 процентов придерживаются ислама. Второй – в последние годы число верующих в армии растет, а число военнослужащих, не придерживающихся каких-либо религиозных взглядов, падает. При этом соотношение религиозных конфессий остается стабильным. Третий – рост религиозности сопровождается также ростом различных суеверий. Четвертый – религиозное сознание солдат характеризуется низким уровнем знаний о своей религии. Среди религиозных мотивов преобладают альтруистические. Пятый – те, кто называет себя верующими, никак не участвуют в религиозной жизни. Шестое – религиозные чувства большинства солдат никак не ущемляются во время службы, хотя десять процентов опрошенных заявили, что им известны подобные случаи.

    Помимо основных выводов, исследователи также отметили множество любопытных деталей. Так 57 процентов ответили, что они «скорее верующие, чем нет». Лишь 18 процентов заявили, что «твердо верят в бога и пытаются соблюдать все догматы своей веры». Их число лишь немногим больше тех, кто считает себя атеистами или «скорее не верующими, чем верующими».

    Примечательно, что в 1992 году 40 процентов военнослужащих в России являлись неверующими, и лишь 25 – верующими. К 2000 году это соотношение составляло 30 и 26 процентов, а к 2010 году – 75 и 13 процентов, соответственно.

    Интересным обстоятельством является высокая подверженность солдат суевериям. В 2009 году лишь 10 процентов опрошенных заявили, что суеверны. В 2010 году таких оказалось уже 17 процентов. Эти настроения нашли отражение в религиозных практиках солдат. Множество военнослужащих носят кресты или различные амулеты, но большинство не молится регулярно и имеет крайне приблизительные представления о ритуалах, обрядах и требованиях своей религии.

    По всей видимости, увеличение числа верующих в российской армии является последствием социального конформизма, а не реального роста религиозности. Если завтра в России начальство начнет вводить вудуизм, то через 10-15 лет доля вудуистов в российской армии обязательно достигнет 75 процентов.


    (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 14:54:34 | Сообщение # 4










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    Quote ("Российская газета" - www.rg.ru)
    25.06.2011, 15:40
    Дискриминации по отношению к исповедующим не христианскую веру в российской армии не будет, сообщил в субботу начальник управления по работе с верующими военнослужащими ВС РФ главного управления по работе с личным составом Борис Лукичев.
    "В армии не будет ни попыток внести миссию, то есть проповедовать одну религию в ущерб другой, ни попыток перевести военнослужащего из одной религии в другую, ни дискриминации, такой как: "православные - в храм, остальные - копать отсюда и до вечера". Такого не будет", - сказал Лукичев в эфире радиостанции "Эхо Москвы".
    Он сообщил, что в российской армии порядка 60% людей, которые заявляют, что они верующие. Из них около 80% - христиане. Но в отдельных регионах ситуация другая, например, в Дагестане есть часть, в которой до 60% военнослужащих, исповедующих ислам.
    "Как действует военный священник, как правило - это православный священник. Мы тщательно отбираем людей, и священник должен понимать, куда идет. Он знает, что у него, например, 20% мусульман. Священник, который правильно действует, не пытается их перевести в православную веру, понимает, что это мусульмане и им нужно помогать", - сказал Лукичев. Он уточнил, что православный священник, может, например, организовать выезды верующих в их приходы, беседы с духовенством других конфессий.


    (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 14:54:44 | Сообщение # 5










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    Российская армия становится мусульманской?

    17 Апр, 2011 at 4:29 PM
    По различным данным число мусульман в России составляет 12-15 процентов от всего населения. Для большинства приверженцев ислама религия – это частное дело, они не поддаются влияниям радикальных религиозных движений. Радикализации религиозных настроений среди части правоверных способствовал распад СССР и в особенности война в Чечне. В основном это произошло на Северном Кавказе, где религия и этническая солидарность стали показателем отношения к российскому государству.

    Этническая разнородность общества отражается также в структуре армии. Сосуществование разных вероисповеданий в российской или советской армии порождало конфликты, которые более или менее эффективными методами пыталась разрешить власть. В царские времена православные священники были включены в структуру армии и разделяли судьбу солдат. Представители других религий официально представлены не были, но в более крупных гарнизонах, где служило много солдат разного вероисповедания, религиозные обряды проводили местные священнослужители. В ходе Первой мировой войны формировались моноэтнические части из мусульман, боеспособность которых высоко ценилась.

    Нерелигиозная армия

    Во времена СССР официально пропагандируемым в армии мировоззрением был атеизм. Верующими тогда называло себя 30 процентов военнослужащих, при этом все проявления религиозного культа были запрещены и пресекались.

    Мусульмане в армии вызывали много проблем не только религиозного, но и бытового свойства. Пятничные религиозные обряды, запрет на употребление свинины, пост в рамадан соблюсти зачастую было невозможно. Это порождало конфликты и нарушало действующее представление о «нерелигиозной» советской армии. Политические органы армии, официально пропагандируя атеизм, издавали полуофициальные брошюры и руководства для командиров, сталкивающихся с солдатами-мусульманами. Однако открытое заявление о своей религиозной принадлежности или культивирование обрядов и традиций было запрещено.

    Изменения принес только распад Советского Союза. Религиозное возрождение отразилось и на военнослужащих. Верующие, в том числе мусульмане, начали открыто заявлять о своей вере. Армия, однако, долго не реагировала на это явление. Только рост числа исповедующих ислам призывников и связанные с их службой вызывающие беспокойство инциденты, вынудили власть к действиям.

    Уже в конце 1980-х было замечено явление смены традиционной российской дедовщины дискриминацией на расовой почве. Подчиненные отношения, базировавшиеся на сроке службы, стали вытесняться этническими отношениями. Призывники из мусульманских регионов объединялись в группы, чтобы терроризировать своих славянских сослуживцев. В начале 1990-х две трети преступлений совершалось призывниками из Средней Азии и Закавказья, а 80 процентов самоубийц было славянского происхождения.

    Проблемы усилились одновременно с изменением системы призыва. В СССР призывников из Азии и Кавказа направляли обычно в многочисленные в то время пехотные, строительные, железнодорожные части, они занимались там самой простой и самой тяжелой работой. После распада СССР без призывников из Прибалтийских республик, Украины и Белоруссии военнослужащих, которые традиционно занимали должности, требующие больших навыков, в особенности технических, стало не хватать. Мусульман начали принимать на флот, в авиацию, ракетные войска стратегического назначения, т.е. в те рода войск, которые раньше неофициально избегали их появления в своих рядах. Нежелание призывников-славян служить в армии, меньшее число коренных русских и постепенный отказ от экстерриториального призыва привели к тому, что в армии стало больше мусульман. В некоторых частях они составляли большинство призывников.

    Взятка за службу

    Многие молодые россияне пытаются любой ценой избежать попадания в армию. Они прибегают к разным, в том числе нелегальным, способам. Мусульмане же наоборот даже готовы давать взятки за то, чтобы их взяли служить. Исламские регионы России традиционно являются самой бедной частью этой страны. Для призывников-мусульман год, проведенный в армии, т.е. крыша над головой, питание и скромное денежное довольствие – это привлекательная альтернатива отсутствию перспектив в родных местах. Прохождение обязательной военной службы открывает им путь к контрактной. По исламским традициям военная служба – это одна из основных обязанностей мусульманина. Согласно Корану оборона родины – одна из составляющих веры.

    Изменение национальных пропорций повлияло на изменение отношений между отдельными этническими группами. Военнослужащие-мусульмане, которых раньше отправляли на самую простую и тяжелую работу, стали, используя свое численное преимущество и организованность, заставлять выполнять ее своих славянских сослуживцев. Командование, как и в случаях дедовщины, не реагировало, считая эти явления элементом неформального «порядка». В тех регионах России, где большинство населения составляют мусульмане, опасались также мести локальных преступных групп, с которыми были связаны некоторые солдаты. Случались ситуации, когда офицеры командовали только «русской» частью солдат, а мусульман оставляли в покое.

    В последнее время всплыло несколько ярких примеров нарушения основ межчеловеческих отношений на этнической почве. В августе 2009 года в одной из частей Балтийского флота призывники из Дагестана заставили своих славянских сослуживцев выложить из своих тел слово Кавказ. Летом 2010 года в казармах под Наро-Фоминском произошла масштабная драка между дагестанскими и русскими призывниками.

    В октябре 2010 года более ста призывников с Северного Кавказа отказались выполнять приказы русских офицеров на одной из авиабаз в Пермском крае. Поводом послужили якобы религиозные причины. СМИ называли те события «исламским бунтом», что решительно отрицало военное начальство. В итоге конфликт удалось загладить благодаря помощи местных мусульманских священнослужителей.

    Большую роль в разоблачении таких случаев играют общественные организации, как, например, Комитет солдатских матерей (занимающийся нарушением прав солдат), СМИ и Интернет. Обнародованные в сети видеозаписи заставили военных отреагировать на подобные инциденты. Раньше такие случаи обычно замалчивались.

    Реакция армии на «мусульманскую проблему» замедлена и, скорее, неадекватна масштабу. Некоторые шаги предпринимались по собственной инициативе местными командирами, которые осознали эту проблему. Они выделяли мусульманам отдельные комнаты для молитвы, разрешали имамам (местным или из рядов военнослужащих) деятельность в частях, старались готовить пищу без свинины и давать освобождение от занятий в пятницу.

    Видимость деятельности

    На центральном уровне вся деятельность чаще всего сводилась к заявлениям. В официальной позиции Совета Муфтиев России, выраженной в документе «Основные положения социальной программы мусульман» от 2001 года, подчеркивалось, что мусульманские организации готовы вести сотрудничество с государственными органами в подготовке молодежи к службе в армии, считая ее обязанностью гражданина Российской Федерации. Документ одобрил Владимир Путин, но конкретных действий не последовало. В 2003 году командование сухопутных войск и мусульманские организации подписали соглашение под названием «Мусульмане – образцовые защитники отечества».

    В августе того же года начал выходить военный бюллетень «Азан» (в исламе – призыв на молитву). В основном он был предназначен тем, кто исповедует эту религию, но должен был также приблизить исламскую культуру и мировоззрение представителям других религий.

    В 2006 году при Министерстве обороны РФ был создан Общественный совет, в его состав, в частности, вошел Рамиль Аляутдинов – имам, представляющий Центральное духовное управление мусульман России. Создание совета, в котором оказалось много представителей мира культуры и бизнеса, однако, воспринималось, как пропагандистский ход, направленный на создание видимости большего общественного контроля над армией.

    Священники на постоянной работе

    Конкретные действия начали предприниматься лишь в конце 2009 года. Министерство обороны после долгих размышлений решило официально ввести священнослужителей в армию. Раньше они находились там полуофициально, с согласия местного военного командования. Новые принципы касаются прежде всего православных и мусульманских священников в случае, если число верующих в личном составе части превышает 1000 человек или 10 процентов. Эта должность была названа «помощник командира воинской части по работе с верующими», а ставка является гражданской.

    Осенью 2010 года генштаб обещал начать формирование моноэтнических военных частей во избежание трений на национальной почве. Также должна появиться военная полиция численностью в 20 тысяч человек. Для российской армии это необычный прецедент, т.к. обычно поддержание порядка и дисциплины входило в обязанности командиров.

    Эти решения являются ответом на меняющийся этнический состав армии. Социологические исследования, проведенные в начале 2010 года в Приволжско-Уральском военном округе, показали, что около 60 процентов верующих среди военнослужащих – это мусульмане. По прогнозам из-за нежелания этнических русских служить в армии и большего естественного прироста среди исповедующих ислам в течение ближайших 10-15 лет они могут составить в российской армии большинство.

    Планы по введению контрактной службы для граждан других государств может этот процесс ускорить. Можно ожидать наплыва в ряды армии русскоязычных жителей из южных стран, соседствующих с Россией. Проект нового закона устанавливает временный характер их службы и принятие на воинские должности, для которых предусмотрено воинское звание только от рядового до сержанта. Однако при остающейся беспокойной обстановке на Кавказе и росте религиозных влияний в странах Средней Азии сложно избавиться от впечатления, что этот проект продиктован в первую очередь проблемами с комплектованием рядов российской армии. Как поведут себя приверженцы ислама, если они кажутся в ситуации конфликта совести, и будут ли они воевать за Россию, остается открытым вопросом.


    (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 14:54:54 | Сообщение # 6










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    Quote (Неоновости.Ру)
    Отныне российская армия будет воевать не за Родину, а за «страх Божий»

    08.06.2011

    Как известно, наличие представителей церкви в армии получило официальный статус. По этому поводу патриарх Кирилл на встрече со слушателями Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации изрек следующее:

    “Если живой религиозный опыт станет достоянием военнослужащего, то, поверьте, такой человек будет способен на любой подвиг, потому что при религиозном образе жизни приоритеты выстраиваются сами собой. И самым важным приоритетом является страх Божий - страх не эмоциональный, не адреналиновый, а страх как нравственная категория, как система ценностей. Тогда человек понимает, что нельзя поступать против воли Божией, что предательство – смертный грех, уклонение от своих прямых обязанностей или нарушение присяги – смертный грех. И это понимание проникает до глубины человеческой души”.

    Таким образом, патриарх Кирилл в очередной раз не стал мудрствовать лукаво и прямо призвал отступить от нравственного принципа, который заповедали нам наши предки - не за страх, а за совесть.

    Для тех же, в ком голос совести будет пересиливать страх, патриарх самочинно придумал новый смертных грех. С этой поры за любое неповиновение (даже если в один прекрасный момент приказы будут исходить от НАТОвских генералов, которые пошлют русского солдата бомбить Сербию или Ливию) ждет неминуемая кара за совершение самого страшного греха.

    Иными словами, это наши деды-безбожники шли на смертный бой, чтобы защитить свою Родину, свой народ, свою родных - мать и отца, жену и детей. Но теперь, как выясняется, это категории второстепенные…

    Отныне, реформированная Сердюковым, модернизированная Медведевым и мотивированная патриархом Кириллом российская армия должна будет воевать не за Землю Родную, не за Правду, а за “страх Божий”.

    В этой связи нелишне вспомнить слова русского философа Николая Бердяева:

    «Великая духовная задача, стоящая перед человеком, есть освобождение от страха, от рабьего страха перед могуществом и властью, от страха беспощадного суда… Страх есть всегда страх низшего и злого, и лишь по темноте сознания он может представляться страхом высшего.

    Страх правит миром. Власть по природе своей пользуется страхом. Человеческое общество было построено на страхе. И потому оно было построено на лжи, ибо страх порождает ложь. Есть боязнь, что правда уменьшит страх и помешает управлять людьми. Чистая правда могла бы привести к падению царств и цивилизаций. Поэтому и христианство приспособилось к страху. Периодически управление страхом приводит к тоталитарному строю и к террору. Во всякий авторитет входит элемент страха. И противоположна страху свобода. Истина о свободе скрывалась из страха. Произошло приспособление истины и обыденности из страха. Страх всегда закрывает истину, и истина приоткрывается, когда опыт пережитого страха доводит до его преодоления, до освобождения.

    Страх искажает сознание и мешает познавать истину. Человек стоит перед конфликтом страха и истины. Замученный человек боится истины, он думает, что правда его ранит. Бесстрашие перед истиной есть величайшее достижение духа. Героизм и есть бесстрашие перед истиной, перед истиной и смертью.

    Религиозная жизнь была искажена страхом, которым пользовались для поддержания злых и несправедливых порядков…»


    (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 14:57:59 | Сообщение # 7










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    Полковые священники в российской армии?

    «Офицеры командуют солдатом, а священник - его душой»


    Спасут ли российскую армию священники в военной форме? Кажется, надеясь именно на это, военная прокуратура разработала законопроект, который предусматривает интеграцию в армию тех, кого верующие называют «батюшка». По замыслу авторов законопроекта, обязательное присутствие православных священников позволит «укрепить воинскую дисциплину, повысить уровень патриотизма и решить проблему «дедовщины» в армии».

    Судя по всему, именно из-за последней из вышеперечисленных причин командование вооруженных сил стало вдруг одобрительно относиться к этой идее. Когда тот же замысел попытались воплотить в жизнь в девяностых годах прошлого века, был получен отказ по причине несоответствия Конституции. В то время считалось, что законы о свободе вероисповедания и отделения религии от государства должны быть пересмотрены. Но, армия оказалась сильнее.

    Теперь порядок вещей изменился. Армия до сих пор не оправилась от скандала, который она не смогла замять, и который нанес дополнительный вред ее и так уже подорванной репутации. Солдат Андрей Сычев в наказание за то, что не смог «найти девушек» накануне Нового Года, был жестоко избит «дедами», что, к сожалению, является широко распространенной практикой в российской армии. Солдат Сычев попал в больницу, где ему ампутировали обе ноги и половые органы.

    Эта история получила широкий резонанс и вышла далеко за пределы челябинского танкового училища. После шквала негодования со стороны СМИ, населения и Комитета солдатских матерей, который без устали борется за права призывников, прокуратура была вынуждена возбудить уголовное дело. В 2005 году в армии почти 1000 человек умерло «вне зоны боевых действий», из которых 276 человек покончили с собой. Наблюдаются многочисленные случаи дезертирства из армии.

    Неужели армия все еще надеется, что православная церковь ее спасет? Согласно данным патриархии, после заключенного с вооруженными силами в 1994 году соглашения, около 2000 священников совершают богослужения в казармах, правда, они не являются военнослужащими. Это число удвоится, если к ним добавятся священники-солдаты.

    На выезде из Москвы, в деревне Екатериновка, над забором, опоясывающим воинскую часть 83466, возвышается деревянная часовня. Это одна из 156 православных часовен и церквей, возведенных в самом сердце российских войсковых частей. Каждое воскресенье двери часовни рядом с казармой, где обитают более 700 призывников, широко открыты для верующих, и, зачастую, для семей и друзей молодых солдат.

    Отец Александр, крепко сбитый мужчина, прибыл сюда в качестве полкового священника в 1997 году. «Наши солдаты построили эту церковь за 40 дней. Иисус в пустыне постился столько же», - говорит он с гордостью. Под его присмотром четверо солдат убираются в церкви, протирают иконы, которые «целуют солдаты перед сдачей экзаменов». Один из них, Сергей, хочет поступить в семинарию. Николай, в свою очередь, был назначен хористом. Оба говорят, что они чувствуют себя здесь защищенными, что бывает далеко не в каждой части.

    «Офицеры командуют солдатом, а священник - его душой», - говорит отец Александр, сам в прошлом моряк российского флота. Он не хочет говорить о «дедовщине» в армии, но признает, что такая проблема существует. «Мы сумели предотвратить достаточно много самоубийств. Эти мальчишки проклинают проведенные здесь годы. Нужно их выслушать, направить к врачу, и, самое главное, вернуть их семьям».

    С его точки зрения, законопроект, который обеспечит присутствие «батюшки» в каждой воинской части и на каждом военном корабле, является моральной гарантией. Закон обещает стать и финансово выгодным: министерство обороны готово возместить часть расходов.

    Защитники прав человека предупреждают, что если одной религии будет отдано предпочтение перед другими, это может вызвать недовольство других религиозных конфессий. «Честно говоря, последний появившийся здесь мусульманин, сменил веру», - вспоминает Николай. Священник обещает в случае необходимости пригласить имама или раввина. Но «последнее слово всегда остается за командиром части».
    Мадлен Ватель
    Источник: "ИноСМИ.Ru"/"Le Monde", 2006 г.


    (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 15:15:37 | Сообщение # 8










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    Quote (В.И. ВЕРЕМЧУК)
    К ВОПРОСУ О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ И РЕЛИГИИ © 2003 г.
    ВЕРЕМЧУК Владимир Игоревич - кандидат социологических наук, доцент, докторант кафедры социологии Военного университета.

    В современных условиях взаимодействие военной службы и религии имеет сложную, многоуровневую структуру и осмысление его проблем не может не учитывать как общесоциальный уровень, так и уровень отдельных социальных структур: социальных институтов, социальных организаций, личности. В условиях "размытости" социальных и культурных ценностей российского общества, нормативно-правовой неурегулированности социальной жизни значительная часть населения обращает свой взор к наиболее влиятельным социальным институтам российского общества - армии и церкви, пользующихся устойчивым общественным доверием [1].
    Данное обстоятельство выдвигает определенные вопросы перед военной социологией в исследовании взаимоотношения этих институтов.
    Новый этап в этом взаимоотношении начался в 90-е годы XX в. Одним из из первых шагов по их сближению стало подписанное 2 марта 1994 г. министром обороны РФ и Патриархом Московским и всея Руси Алексием II совместное Заявление о сотрудничестве Вооруженных Сил и Русской Православной Церкви в научной, культурной, духовно-нравственной и благотворительной областях. Учитывая значение соответствующих задач. Священный Синод Русской Православной Церкви в 1995 г. создал Отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. Несомненно, в этом процессе сыграл важную роль культурно-правовой фактор - законодательная защита прав свободы совести и религиозного и мировоззренческого самоопределения человека. При этом полагалось, что армия не должна быть местом конкурентной борьбы различных религиозных конфессий, существующих в России, но и не должна быть барьером в реализации религиозных потребностей и ориентаций военнослужащих.
    История нашего государства свидетельствует о наличии устойчивой духовно-религиозной традиции в Вооруженных Силах [2]. В начале XX в. религиозный состав нижних чинов русской армии выглядел следующим образом: 75% - православных, 9 - католиков, 2 - мусульман, 1,5 — лютеран, 12,5% - других, в том числе и не заявивших о своей религиозной принадлежности.
    Православные генералы и полковники составляли около 85%, остальные 15% были лютеране, католики, мусульмане и армяно-григориане [3]. В то же время было бы наивным представлять, что можно в современных условиях скопировать прошлую ситуацию, которую от нас отделяет огромная социокультурная дистанция. В условиях, когда православие являлось государственной религией, военные священники российской армии и флота не только выполняли религиозно-воспитательную, военно-патриотическую, морально-психологическую, социально-благотворительную, связанную с заботой о больных и раненых, умерших и погибших в боях воинах российской армии, миссию, но осуществляли чисто конфессиональные задачи - противодействие влиянию неправославных конфессий (в основном протестантского толка), деятельность по рекрутированию в православие представителей иных вероисповеданий [4].
    Нельзя не учитывать, что свойственные армейской жизни унификация, командный стиль установления порядка способны внести существенные искажения в столь тонкую духовную сферу, как религиозные верования и чувства. При этом возникает ряд вопросов, касающихся количест-
    венных и качественных показателей фактора религиозности военнослужащих, его влияния на институт военной службы. Благодаря ежегодным мониторинговым исследованиям, проводимым военно-социологическим отделом Главного управления воспитательной работы Вооруженных Сил РФ, отслеживаются некоторые тенденции в изменении армейской религиозной ситуации.
    По этим данным, в 2000-2001 гг. к верующим себя отнесли около 36% военнослужащих, в том числе 43% проходящих военную службу по призыву, 31% - старших офицеров, 26% - младших офицеров [5]. Значительное число верующих в Вооруженных Силах РФ составляют сторонники православной культуры. Так, среди верующих военнослужащих, проходящих службу по призыву, их насчитывается до 84%, среди военнослужащих по контракту - более половины (54%) [6]. Причем если доля верующих военнослужащих, ориентированных на православие, за вторую половину 90-х годов выросла на 8%, то доля верующих военнослужащих-мусульман снизилась за это же время на 9% и в настоящее время составляет около 3%. Доля военнослужащих, придерживающихся других вероисповеданий, составляет около 2% [7]. Вместе с тем после значительного роста (1997 г. - до 48% военнослужащих относили себя к верующим), с 1998 г. наметилась тенденция к некоторому снижению числа верующих военнослужащих, приблизительно на 10% за два года.
    Разнится и отношение к религии среди различных групп военнослужащих. Наибольшее количество считающих себя верующими - среди военнослужащих по призыву, а также среди инженерно-технического состава, летчиков и подводников. Очевидно, что специфика службы этих категорий в силу повышенного риска в большей мере формирует их отношение к вере. Это подтверждает и тот факт, что среди участников штурма г. Грозного в январе-феврале 1995 г.,
    количество верующих было в 1,5 раза больше, чем в частях, не ведущих боевых действий.
    По данным мониторинговых исследований 90-х годов, большинство военных респондентов (76%) выступали за дальнейшее налаживание отношений между армией и церковью. 59% опрошенных считали, что приобщение военнослужащих к религиозным ценностям скажется положительно на их культуре, 34 - нравственности, 31 - воспитании патриотизма, 36 - улучшит взаимоотношения в воинских коллективах. 43% респондентов заявили о необходимости открытия в крупных гарнизонах культовых учреждений, а 39% отметили, что регулярно посещали бы их [8].
    Естественно, религиозная ситуация в армии воспринимается как немаловажный ресурс поиска новых форм военно-воспитательной работы. В документе "Соглашение о сотрудничестве", заключенном между Минобороны и РПЦ 4 апреля 1997 г., предусматриваются следующие приоритетные направления взаимодействия: патриотическое воспитание военнослужащих, нравственное и духовное просвещение военнослужащих, социальная защита военнослужащих и членов их семей, реализация религиозных потребностей военнослужащих, восстановление культовых сооружений. Между тем, нельзя исключать возможности роста межконфессиональных противоречий. Сегодня наблюдается определенная сдержанность военного командования в
    развитии сотрудничества с другими (помимо Русской Православной Церкви) христианскими религиозными объединениями, а также с исламскими, буддийскими, иудейскими организациями.
    Такое положение дел вызывает болезненную реакцию у их представителей. Если исходить из того, что лишь примерно 5-8% военнослужащих можно назвать "активными" или истинно верующими [8], то возникает вопрос, как избежать вовлечения конфессионального фактора во взаимоотношения военнослужащих. Не секрет, что неуставные отношения в армейской среде подпитываются разделением военнослужащих по земляческому, национальному и т.д. признакам.
    Профанирующее использование религиозной символики отнюдь не безопасно.
    Немаловажной для дальнейших социологических исследований выступает проблема межинституционального взаимодействия военной службы и религии в условиях светского характера российского государства. Существуют прямо противоположные точки зрения на перспективы такого сотрудничества [9]:
    1) его всемерное углубление и расширение, перестройка воспитательной работы (или ее прямая замена) в соответствии с принципами религиозного воспитания, введение института военных священников;
    2) идея ограниченного использования религиозных ценностей в воспитательной работе, недопущение "перекоса" в сторону клерикализации армии, конституционное обеспечение прав и свобод военнослужащих.
    Одним из аргументов в обосновании этих позиций является опыт военно-религиозных служб в рамках силовых структур многих государств. Взаимодействие данных организационных структур осуществляется в двух основных формах:
  • субординационной, которая прежде всего характеризуется наличием аппарата военных капелланов (в США они функционируют при Министерстве обороны, и эти службы жестко вплетены в военно-административные);
  • координационной, строящейся на взаимной независимости военно-административных и религиозных структур (например, бундесвер).
    В России преобладает вторая точка зрения, поддерживаемая в органах военного управления и постепенно реализуемая в правовом отношении. Представляется по крайней мере преждевременным на современном этапе введение института военного духовенства. По вопросу о введении в Вооруженных Силах должностей войсковых и флотских священников среди самих военнослужащих не сложилось единого мнения. За эту идею выступает 37% опрошенных военнослужащих, категорически против - 18% (в том числе 34% старших офицеров) [8]. Отсутствует достаточное число подготовленных священников, хорошо знающих армейскую и флотскую специфику, их потребовалось бы около 5 тысяч [10].
    Безусловно, что в современных условиях представляется чрезвычайно важным рассмотрение и более широкой проблемы - отношения различных религиозных конфессий к войне и вооруженному насилию. Основополагающие современные подходы ведущих религиозных конфессий России к данной проблеме закреплены в соответствующих документах [11]. Однако эта проблема чрезвычайно сложна, многообразна, противоречива и требует отдельного глубокого анализа в связи с возрастанием влияния религиозного фактора на национальную безопасность государства.
    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
    1. Синелина Ю.Ю. Атака на РПЦ? // Социол. исслед. 2001. № 11. С. 103.
    2. См.: Российский военный сборник // Выпуск 12. Христолюбивое воинство: Православная традиция Русской Армии. М., 1997.
    3. Режепо П.А. Статистика генералов. СПб., 1903. С. 19-29; он же. Статистика полковников. СПб., 1905. С. 19.
    4. См.: Рыжов Л.Г. Институт военных священников: опыт отечественной истории и современная практика // Религиозно-этические аспекты воспитания военнослужащих: Материалы международного семинара. М., 1998. С. 47.
    5. См.: Ракурс: Теория. Практика. Информация. 2001. Выпуск 2. Социологический портрет личного состава Вооруженных Сил РФ. С. 45.
    6. Певень Л. Особенности развития религиозной ситуации в Вооруженных Силах РФ (1996-1999 гг.) // Воин содружества. 2000 г. №3(8). С. 32-33.
    7. Певень Л.В. Обретение веры: особенности развития религиозной ситуации в Вооруженных Силах РФ // Ракурс. 2000. № 1. С. 54-61.
    8. Соловьев С.С., Образцов И.В. Российская армия: от Афганистана до Чечни. М., 1997. С. 297.
    9. Армия и религия: Информационное пособие-справочник для офицеров частей и кораблей о религии и воинской службе. М., 1994. С. 143.
    10. Материалы 1-й Всероссийской конференции "Православие и российская армия" // Ориентир. 1995. № 1.С. 5-30.
    11. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Информационный бюллетень Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата. 2000. № 8.
    С. 46-49; Основные положения социальной программы российских мусульман // Совет муфтиев России. Ярославль, 2001. С. 32-34.
    Книжная полка социолога
    ЛИВШИН А., ОРЛОВ И. Власть и общество: диалог в письмах. М.: РОССПЭН, 2002. 208 с.
    ЛУКИНА М. Технология интервью: Учебное пособие. М.: Аспект Пресс, 2003.
    МАЛИНОВСКИЙ П.А. Советская цивилизация: Непреходящие ценности и причины ее разрушения: Будущее России. М.: Грааль, 2003. 108 с.
    ПАЦИОРКОВСКИЙ В.В. Сельская Россия: 1991-2002 гг. М: Финансы и статистика, 2003. 368 с.
    ПРОХОРЕНКО А.В. Все в имени твоем, Россия: Парадигмы общественной мысли русского зарубежья. СПб.: Летний сад, 2003. 184 с.
    РЖАНИЦЫНА Л.С. Тендерный бюджет: Первый опыт в России. М.: Гелиос АРВ, 2002. 272 с.
    Российская наука в лицах. В 2-х кн. (Сост. Т.В. Маврина, В.А. Попов). М.: Асаdemia, 2003. Кн. 1. 536 с. Кн. 2. 534 с.


  • (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 15:32:31 | Сообщение # 9










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    В армию – от греха подальше

    На прошедшей 31 мая с.г. в Военной академии Генерального штаба России встрече со слушателями и высшим руководством Вооруженных сил страны Патриарх Московский и всея Руси Кирилл рассказал о подготовке православных капелланов для армии. Первые 240 священнослужителей на довольствии должны появиться в частях российской армии уже в этом году. По словам Предстоятеля Церкви, благодаря их служению можно будет «добиться принципиальных изменений, в том числе в моральной атмосфере Вооруженных сил» путем «возрождения религиозного фактора, формирующего должную мотивацию для ратного труда и подвига». По мнению Патриарха, для религиозного военнослужащего «самым важным приоритетом является страх Божий». «Тогда он понимает, что нельзя поступать против воли Божией, что предательство – смертельный грех, уклонение от своих прямых обязанностей или нарушение присяги – смертельный грех; и это понимание проникает до глубины человеческой души», – заявил собравшимся Предстоятель РПЦ. При этом до сих пор неясно, в каких именно учебных заведениях будут готовиться православные капелланы. Ни в Российском православном университете Святого Иоанна Богослова, ни в Свято-Тихоновском православном гуманитарном университете нет специальных курсов для обучения по такой специальности, не открыт и анонсированный в феврале с.г. центр по подготовке войскового духовенства при Военной академии Генштаба России.
    Подготовку своих кадров для частей Российской армии ведут и другие религиозные организации России. 7 июня с.г. председатель Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) России Верховный муфтий Талгат Таджуддин сообщил журналистам, что ЦДУМ работает над формированием группы армейских имамов, но решило в этом вопросе «пойти своим путем». «Мы в первую очередь думаем, что отставные офицеры, военнослужащие могли бы пройти курсы у нас, в Российском исламском университете, все желающие, и таких людей можно направлять, людей, которые знают ситуацию в Вооруженных силах», – сказал Таджуддин. Пока что, по его словам, речь «идет только о нескольких десятках» мусульманских капелланов, зато кандидаты уже определены: «Во всех региональных духовных управлениях (ЦДУМ. – «НГР») этим занимаются их руководители. Привлекли людей. И они будут проходить семинары у нас, подготовку». В другой крупной мусульманской организации страны, Совете муфтиев России, 9 июня пояснили журналистам, что пока в учебных заведениях СМР «не готовят имамов для работы в Вооруженных силах». Но, как уточнил заместитель председателя Совета муфтиев Дамир Мухетдинов, «священнослужители работают с военнослужащими неофициально». Мухетдинов согласен с Талгатом Таджуддином в том, что в армию для несения там религиозного служения должны направляться «в первую очередь люди, прошедшие военную службу». По словам зампреда Совета муфтиев России, «очевидны хорошие прецеденты, когда от РПЦ (в армию в качестве капелланов. – «НГР») направляются бывшие военные, которые могут и с парашютом прыгнуть, и под воду нырнуть», и обладают авторитетом среди военнослужащих.
    Напомним, что на круглом столе в Государственной Думе 28 января 2010 года, посвященном изменениям законодательства о религиозных организациях, статс-секретарь Министерства обороны Николай Панков сообщил, что в результате обсуждений «на разных уровнях» была «согласована позиция о том, что если в части десять и более процентов военнослужащих мусульман, там будет мулла». Однако, по его признанию, «есть понимание, что этот подход, видимо, не удовлетворит нужды и потребности военнослужащих мусульман». «Значит, мы здесь подходим по территориальному принципу. Вот я говорил, что мы уже создали отделение по работе с верующими военнослужащими в нашем очень непростом регионе – на Северном Кавказе, в Северокавказском военном округе. Так вот, там в отделении два православных священника и мулла. И этому мулле открыты ворота, двери всех воинских частей. Он обязан, он должен, он имеет возможность работать со своей паствой», – так представил принцип работы капелланов от ислама официальный представитель Минобороны. Возможно, что именно по такому принципу и будут действовать военные имамы, играя роль своего рода «пожарных» при межнациональных конфликтах в частях. Наиболее яркий пример – конфликт на авиационной базе войсковой части № 40383 в поселке Сокол Пермского края в начале октября прошлого года, когда для того, чтобы усмирить действующие в ней «боевые микроколлективы» из призывников с Северного Кавказа, командованию части пришлось обратиться за помощью к пермскому муфтию Мухаммедгали Хузину, вмешательство которого прекратило беспорядки.
    Руководитель департамента Федерации еврейских общин России (ФЕОР) по взаимодействию с Вооруженными силами, правоохранительными учреждениями и МЧС России раввин Аарон Гуревич сообщил в комментарии «НГР», что «ФЕОР, со своей стороны, готова сделать кадровое предложение и принять участие в комплектации военного духовенства своими представителями». Однако, по его словам, «сложность заключается в том, что большинство штатных военных священнослужителей будут работать непосредственно в воинских частях, согласно национально-религиозному составу той или иной части, а представить часть с 10-процентным иудейским личным составом невозможно». Также, отмечает раввин Гуревич, «еще более непонятно выглядит ситуация в отделах по работе с верующими военнослужащими при штабах военных округов – насколько мне известно, на данный момент существует только одна такая должность, занятая неправославным священнослужителем (муллой) в Южном военном округе». По его мнению, «для дальнейшей оптимизации и эффективного координирования работы в округах было бы целесообразно ввести в состав Управления по работе с верующими военнослужащими ВС РФ (Центральный аппарат) по одному представителю всех традиционных религий, не считая православных, что позволило бы изначально создать понятную структуру без межрелигиозных разночтений, подчиненную непосредственно статс-секретарю военного ведомства и действующую в понятном правовом поле согласно Положению о статусе военного духовенства». Но, как говорит представитель ФЕОР, «поскольку этого не свершилось, то не идет и речи о представителях ФЕОР на уровне военных округов или же других крупных воинских формирований».
    Одним словом, несмотря на заявления президента Дмитрия Медведева о комплектовании в этом году вакансий 240 капелланов в Вооруженных силах России, вопросы их подготовки, а также будущей дислокации в частях пока остаются весьма неясными.


    (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 15:48:49 | Сообщение # 10










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    Служба по-боевому
    В состав Российской армии влились первые представители военно-полевого духовества – полковые священники. Их должность называется «помощник командира части». «Священнослужители идут в армию не вербовать адептов, а служить людям. В армии люди вырваны из привычной жизни, испытывают одиночество, становятся жертвами конфликтов. И здесь важен любой третейский суд», - пояснил руководитель информационного отдела Московской патриархии Владимир Вигилянский.
    Источник. 03.04.2011 12:11


    (RU)
     snk 
    Дата: Вторник, 23 Августа 2011, 15:52:31 | Сообщение # 11










    Администраторы


    Сообщений: 3049
    Липецк
    в/ч 3500, 8 РОН (1-10)
    Репутация:  ± 
    ДМБ ДМБ За поддержку сайта
    Маршал форума За хороший рейтинг За отличный рейтинг Уважаемому человеку
    Замечания:  ±

    С дедовщиной в российской армии будут бороться батюшки

    Российская армия на пороге духовного обновления. За морально-нравственную атмосферу вооруженных сил теперь будут отвечать военные священники. Приказом министра обороны (декабрь 2010 г.) они получили особый официальный статус и должность – помощника командира части по работе с верующими.
    Военный причал во Владивостоке. Отсюда корабли Тихоокеанского флота отправляются на патрулирование в Аденский залив. Очередной поход возглавил большой противолодочный корабль "Адмирал Виноградов". В команде флагмана теперь есть священнослужитель.
    Официально отец Виктор зачислен в штат помощником командира, но в своей миссии он будет проводить воскресные службы, исповедовать офицеров и матросов или, как это сухо описывается в армейских формулярах: "удовлетворять религиозные нужды личного состава".
    Во время церемонии батюшка прячется от телекамер – не привык к вниманию журналистов. Отец Виктор – бывший военный, прослужил на флоте 28 лет. Говорит, что даже в советские времена некоторые командиры под кителем прятали православный крест. Но всегда, во всех военных конфликтах, священники оказывали воинам духовную поддержку.
    "Батюшки брали отпуск за свой счёт. И отправлялись в горячие точки. Окормляли и окормляют", – подчёркивает протоиерей, руководитель отдела по взаимодействию с Вооруженными силами Владивостокской епархии Виктор Жильцов.
    В скором будущем на Тихоокеанском флоте военные священники, или капелланы, будут вести службу на постоянной основе. Или нести, кому как нравится. Отец Виктор считает, что духовенство поможет бороться с дедовщиной. Да, для профилактики неуставных отношений в армии есть психологи. А святой отец в проповеди может достучаться до совести любого солдата, даже того, кто поднял руку на сослуживца.
    "Верующий человека априори не может совершить суицид", – также добавляет протоиерей Виктор Жильцов.
    Армейскому духовенству нельзя будет стрелять из автомата и вообще брать оружие в руки, за это могут лишить сана. Капелланы, наравне с военными, смогут воспользоваться льготами или, к примеру, встать в очередь на квартиру. В перспективе, согласно приказу министра обороны, они полностью будут на армейском довольствии. Настоятель храма святого воина Фёдора Ушакова отец Алексей примерять должность капеллана пока не торопится. Хоть и работает с военными уже пять лет. Проводит службы в небольшой часовне при госпитале Тихоокеанского флота. Среди его прихожан не только офицеры и солдаты-срочники, но и их друзья и родственники.
    "Родственники тех, кто в плохом состоянии, стараются молитвой помочь страждущим", – рассказывает о своих прихожанах настоятель храма-часовни Святого воина Фёдора Ушакова иерей Алексей Сабанский.
    Желающие занять должность капелланов обязательно будут. С декабря 2010 года приказ только вступил в силу. Впереди у руководства церковного и флотского ещё много совместной работы, предстоит определить первые кандидатуры.
    Источник: Вести.Ru


    (RU)
    Форум » Для души (не хлебом единым жив человек) » Верую » Религия в Российской армии (Опрос-обсуждение)
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск: