Меню
Главная » Статьи » Внутренние войска РФ » Внутренние войска - воюющие войска

Как будущий маршал ротой НКВД командовал...
Никогда не померкнет подвиг защитников Брестской крепости. Вместе с частями Красной Армии легендарную цитадель мужественно оборонял 132-й отдельный батальон войск НКВД. Это на стене его казармы была сделана ставшая знаменитой надпись: "Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII - 1941 г.”.
Беспримерную стойкость проявили воины-чекисты в обороне Риги, Таллинна, Могилёва, Киева, Одессы, Ленинграда, Тулы, в Московской и Сталинградской битвах, в сражениях за Кавказ и на Курской дуге. Всего в боях с различной продолжительностью участвовали 53 дивизии и 20 бригад внутренних войск.
Если внимательно перечитать воспоминания советских полководцев Г.К. Жукова, К.К. Рокоссовского, К.Е. Ворошилова, А.И. Ерёменко, П.И. Козлова и других, то в них можно найти короткие, но исполненные искреннего восхищения свидетельства о том, как били фашистов войска НКВД. Наиболее подробно рассказывает в своих мемуарах о боевых делах воинов-чекистов Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян в своей книге "Мои воспоминания”.
***
Больше двух месяцев в окружении гитлеровских армий войска Юго-Западного фронта удерживали Киев. Лишь 17 сентября 1941 года они получили приказ оставить город.
Свыше полумиллиона красноармейцев, включая тысячи бойцов частей НКВД по охране тыла фронта, не выберутся из киевского котла.
Во вражеском мешке оказалось и командование фронта… Но в ночь на 18 сентября военсовет и штаб ЮЗФ начали пробиваться из окружения. Их выход из котла должны были обеспечить три боевые группы: одной, головной, предстояло расчищать дорогу основной колонне, двум – прикрывать фланги.
"Мне, – вспоминал Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян (в то время он был начальником оперотдела штаба фронта), – приказали взять под свою команду роту НКВД с задачей прикрывать всю нашу колонну от противника с тыла. …Построил своё войско. Сто пятьдесят молодцов – залюбуешься: бравые, подтянутые. Мне, пожалуй, повезло больше всех – в моём распоряжении был настоящий, боеспособный отряд… Молча обошёл шеренги, вглядываясь в лица красноармейцев и командиров. Устали люди, отдохнуть бы им хоть немного. Но времени нет. Объясняю задачу. Предупреждаю, что будет трудно.
– Верю, что никто из вас не посрамит чести советского бойца. Когда я умолк, стоявший напротив меня молоденький красноармеец с головой, обмотанной почерневшими бинтами, проговорил:
– Не беспокойтесь, товарищ генерал, не подведём.
Над рядами пронёсся одобрительный гул. В это время подбежал адъютант генерала Кирпоноса: меня вызывал командующий (командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник М.П. Кирпонос. – Т.М.).
– Из Мелехи выступил крупный отряд фашистских мотоциклистов. Форсировав реку Многа, он сбил наши подразделения, занимавшие вот те высоты, – командующий показал на резко выделявшуюся в километре к востоку холмистую гряду, – и вот-вот может прорваться сюда. Немедленно разверните свой отряд и атакуйте противника. Ваша задача овладеть грядой этих высот, захватить мост через реку и двигаться на Сенчу. Выполняйте!
Что ж, выходит, всё изменилось. Будем пробиваться на Сенчу, и в первом эшелоне – мой отряд… Вспомнилось вчерашнее, когда фашисты оттеснили колонну штаба фронта от следовавших впереди нас частей 289-й стрелковой дивизии. Опасаясь, как бы и сегодня так не получилось, я сказал, что, если атака моего отряда увенчается успехом, главным силам лучше держаться поближе к нам. Командующий нетерпеливо махнул рукой:
– Добре, идите…”
Получив новую задачу, отряд Баграмяна стремительно ударил по засевшим на холме немцам. К бойцам НКВД присоединилась часть прежде выбитых с этой высоты красноармейцев:
– Товарищи, с нами генерал! Вперёд!
"То, что недоделала пуля, – писал об этой атаке И.Х. Баграмян, – довершили штык и приклад… Мы захватили 40 пленных, несколько миномётов и мотоциклов. Всё это отправили в Городищи, а сами поспешили к реке. К счастью, фашисты не успели взорвать мост”.
К захватившим переправу "баграмяновцам” подоспело очередное пополнение – группа пограничников во главе с начальником снабжения горючими и смазочными материалами фронта генералом Алексеевым и начальником охраны тыла ЮЗФ полковником Рогатиным. По одному, по двое, по трое подходили бойцы и командиры из рассеянных при отступлении тыловых учреждений.
А штабной колонны всё не было.
…Поздней ночью, до боли в глазах вглядываясь в дорожные указатели, педантично расставленные гитлеровцами почти на каждом перекрёстке, бойцы группы Ивана Христофоровича подошли к селу Исковцы-Сенчанские (Юсковцы). Здесь их нагнал офицер, ранее посланный в колонну штаба фронта, и сообщил, что та, вопреки плану Кирпоноса, за Баграмяном вовсе не следует и, где она сейчас, неизвестно…
***
Встревоженный Баграмян ничего не понял. Возможно, штаб шёл в Сенчу другой дорогой. Миновать этот посёлок он не мог: ведь там находилась единственная не занятая фрицами переправа через Сулу. Тем не менее Иван Христофорович принял разумное решение – выполнять приказ командующего и идти на Сенчу…
В село отряд ворвался с ходу на рассвете следующего дня. Немцев там не оказалось, но стоило красноармейцам приблизиться к мосту, как с противоположного берега открыли ураганный пулемётный и артиллерийско-миномётный огонь. Бойцы ненадолго залегли и вновь устремились к мосту – его во что бы то ни стало нужно было захватить и держать до подхода к нему и окончания переправы через реку колонны командования. Но тут показались вражеские танки. Стреляя из пушек и пулемётов, они понеслись к мосту. А у наших не было даже бутылок с зажигательной смесью. Пришлось оставить и мост, и село.
Тогда генерал Алексеев повёл часть отряда к переправе севернее Сенчи, а Баграмян – южнее, ближе к селу Лучка. Вскоре на обоих участках Сулы баграмяновские бойцы подготовили подручные средства для переправы командной колонны и ждали её до утра. Но она так и не подошла… Потеряв всякую надежду, отряд переправился на восточный берег. Там местный житель провёл красноармейцев по путаным, топким тропам через заболоченную пойму, бойцы благополучно пересекли шоссе и укрылись в копнах пшеницы. Отряжённые на рекогносцировку разведчики вернулись радостными:
– Здесь поблизости совхоз. Там ни одного немца!
"Вечером – вспоминал далее И.Х. Баграмян, – тепло попрощались с жителями совхозного посёлка и направились к селу Комышня, надеясь встретить там передовые части наших войск”.
К Комышне приблизились скрытно. Вперёд выслали разведгруппу… Через полчаса оттуда послышалась автоматная стрельба, взлетели ракеты. Тут же показались наши разведчики. Задыхаясь от быстрого бега, они доложили:
– В селе немцы! Чуть было не попали к ним в лапы.
…Уже светало, когда отряд подошёл к посёлку Мелешки на берегу реки Хорол. Гитлеровцев здесь не было. Переправились через Хорол на рассвете следующих суток.
Дальше идти было опасно: кругом открытое поле. Решили провести день в прибрежных зарослях неподалёку от хутора Червонный Кут. Здесь на отряд наткнулись хуторские мальчишки. Баграмян направил с ними на хутор подполковника Соловьёва. Скоро тот вернулся с двумя колхозниками, один из которых взялся проводить бойцов к селу Рашивка, где, по слухам, ещё вчера видели каких-то красноармейцев.
Однако ни красноармейцев, ни немцев в Рашивке не оказалось. Распрощавшись с проводником, измученная группа двинулась дальше. Рассвет застал её у хутора Саранчина Долина. Укрылись в лесу, тянувшемся вдоль реки Псёл, заняли круговую оборону и выслали дозор к дороге.
***
В полдень дозорные доложили, что с севера движется небольшая колонна автомашин.
Первая машина, не дойдя до хутора, остановилась. В кузове сидели красноармейцы. Из кабины выпрыгнул молодой сержант. Он с удивлением разглядывал изнурённых, обросших бойцов. Увидев Баграмяна, доложил:
– Дозор разведывательного отряда. Старший дозора сержант Морозов.
Узнав от Ивана Христофоровича, где располагаются аванпосты гитлеровцев, дозорные двинулись своей дорогой, отряд же направился на восток. В селе Сары его встретили, разместили, накормили. Из сельсовета Баграмян связался по телефону с командиром сапёрного батальона, дислоцировавшегося в Гадяче, и комбат выслал за отрядом машины.
По прибытии в Гадяч "баграмяновцы” попытались узнать о судьбе штабной колонны, с которой они непостижимым образом разминулись. Но никто ничего определённого сказать не мог. "Позднее, когда мы встретились с моим заместителем подполковником И.С. Глебовым, – завершает свой рассказ И.Х. Баграмян, – я прежде всего спросил, почему колонна штаба фронта замешкалась в Городищах и не последовала за нашим отрядом. Глебов удивлённо посмотрел на меня:
– А разве генерал Кирпонос не предупредил вас? Он же рассчитывал демонстративной атакой вашего отряда в направлении Сенчи лишь отвлечь внимание противника. Колонна тем временем должна была двинуться на север и форсировать Многу у деревни Вороньки”.
***
"Отвлечь внимание противника” удалось ненадолго: Кирпонос и почти все представители командования Юго-Западного фронта погибли при попытке выйти из окружения 20–21 сентября в районе между хуторами Дрюковщина и Овдиевка.
Что же до генерал-майора Ивана Христофоровича Баграмяна, которому в трудный час так помогли воины внутренних войск, то он завершил войну командующим войсками 3-го Белорусского фронта, генералом армии, Героем Советского Союза. И та сенченская рота НКВД стала первой войсковой единицей, над которой он принял командование во время Великой Отечественной.
Но из какой же части (или частей) войск Наркомата внутренних дел были красноармейцы "баграмяновской” роты? Пока удалось отыскать лишь упоминание начальника охраны тыла Юго-Западного фронта полковника В.Т. Рогатина о четырёх взводах войск НКВД, выделенных для охраны военного совета и штаба ЮЗФ в сентябре 1941 года.


Источник: http://zabota.ru/mission/library/budmarsh/
Категория: Внутренние войска - воюющие войска | Добавил: snk (25 Сентябрь 2011)
Просмотров: 2091 | Теги: великая отечественная, внутренние войска, бои за Киев, маршал Баграмян, нквд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar